(812) 575-25-66 | skifiabook@mail.ru
   


Черная музыка, белая свобода

Барбан Е.
Черная музыка, белая свобода

Музыка и восприятие авангардного джаза.

Издательство:Композитор — Санкт-Петербург
Город, год:Санкт-Петербург, 2007
ISBN:978-5-7379-0359-6
Формат:Стандартный книжный
Тип переплета:Мягкая обложка
Количество страниц:330 стр.
Тираж:1000 экз.
Цена: 440 руб. книжный интернет магазин спб




Об авторе:

Ефим Семенович БАРБАН
21.01.1935, Москва

Ефим БарбанВедущий теоретик джаза, журналист, джазовый критик, лектор. В своих работах использует междисциплинарный (в основном, культурологический) метод исследования, разрабатывает эстетику и философию джаза, проблемы импровизации и слушательского восприятия.

В 1964 окончил филологический факультет Ленинградского университета. В 1958 вошел в первый ленинградский джаз-клуб «Д-58» и стал самым информированным и авторитетным лектором по современному джазу. В дальнейшем выступал в джаз-клубе «Квадрат», организовал выпуск самиздатовского одноименного журнала (1966-84), входил в жюри фестивалей и конкурсов. В 1979 основал «Клуб современной музыки». Участвовал в самых известных симпозиумах и конференциях (Таллинн, Новосибирск). В 1984 эмигрировал в Лондон. С 1985 сотрудник русской службы Би-би-си, под псевдонимом Джеральд Вуд вел программы «Музыкальная студия» (1987-97) и «Джаз-клуб» (1997-2007). С 2005 лондонский корреспондент газеты «Московские новости».

Автор целого ряда книг, в числе которых «Черная музыка, белая свобода» (2002, была написана в 1977 и стала популярна в виде рукописи), «Джазовые портреты» (2006 и 2010), «Джазовые диалоги» (2006), «Контакты» (2006), «Джазовые опыты» (2006).

(историческая справка по книге «Джаз в России. Краткий энциклопедический справочник»)

 


ТРИДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ: ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Книга эта была написана 30 лет назад, когда и мир, и джаз были иными. Первое ее издание, отпечатанное на ротапринте тиражом 70 экземпляров, появилось в самиздате. Тираж этот показателен. В середине 70-х в Советском Союзе было не более ста человек, знакомых с искусством свободного джаза (авангарда). Практически все они получили по экземпляру «Черной музыки, белой свободы» (ЧМ). Все эти люди знали друг друга, хотя музыкальная география нового джаза была обширной — от Вильнюса до Новосибирска и от Архангельска до Алма-Аты. В те времена фри-джаз был частью музыкального андерграунда, частью альтернативной, или второй, культуры. Автор ЧМ составил в начале 80-х список советских новоджазовых музыкантов (предполагалось издание «Биографического словаря нового джаза» на страницах самиздатского джазового журнала «Квадрат», который он издавал и редактировал). Оказалось, что в 280-миллионной стране было всего 46 музыкантов, играющих авангардный джаз. Что же касается общего количества джазовых музыкантов, то, по подсчетам Владимира Фейертага, на 1983 год в Советском Союзе «с разной активностью, с разной степенью заинтересованности, с разным охватом «по совместительству» джазом занимается одновременно более 300 человек» [1]. Следует отметить, что и в западноевропейских странах, и в США эта пропорция была примерно такой же.

Во всем мире фри-джаз был эзотерической, непопулярной музыкой, обслуживающей узкую социальную группу. Культурное меньшинство, приобщенное к свободному джазу в России, как правило, находилось в оппозиции к казенной культуре и политическому режиму. Сама эта музыка возникла в США как самовыражение нонконформистского афроамериканского меньшинства. Социальные и эстетические предпосылки ее возникновения подробно рассмотрены в книге.

ЧМ писалась в то время, когда авангардный джаз был объектом мощной и агрессивной атаки не только со стороны политического режима и официального культурного истеблишмента, но и со стороны соратников по джазовой борьбе. Более того, гонения и нападки властей нередко оказывались несравнимо мягче и либеральнее переходящей в неподдельную ненависть неистовой хулы, которая раздавалась в адрес авангардного джаза со стороны традиционалистов и музыкантов джазового мейнстрима. Как всегда, гражданская война оказалась ожесточенней и свирепей войны с иноземным (инокультурным) противником. Отголоски этой войны явственно проступают в ЧМ. Все это превращает ее в исторический документ эпохи; и это главная причина, по которой она переиздается без изменений, как стереотипное, практически репринтное издание.

Эта книга писалась в «музыкальном окопе», в ситуации круговой обороны. Отсюда и издержки полемики — особенно в той ее части, которая касается художественной значительности джазового мейнстрима. Особую остроту конфликту придавало и то обстоятельство, что и для автора книги, и для большинства адептов фри-джаза их музыка была не только явлением эстетическим, но и разновидностью социального сопротивления. Коммунисты были правы, выкорчевывая свободный джаз, — это была пятая колонна в советском обществе. Негативная эстетика джазового авангарда обладала мощнейшим зарядом социального протеста. Вспоминается внешне парадоксальный, но глубоко реалистичный совет знаменитого философа и культуролога Маршалла Маклюэна американскому госдепу: «Транслируйте на Россию круглые сутки джаз, и коммунизм падет». История джаза в советской России свидетельствует, что это искусство издавна отождествлялось властями с прозападным буржуазным влиянием и рассматривалось как орудие тлетворной западной пропаганды. Примерно этими же причинами объясняли нацисты запрет джаза в Германии, добавляя к ним еще и расистскую мотивировку. В этом смысле джаз стоял особняком в ряду других видов искусства в СССР. Чего стоит запрет употреблять в советских СМИ слова «джаз» на рубеже 40-50-х годов. (Запрет этот чем-то напоминает табу на номинацию некоторых явлений в архаических культурах.) Фри-джаз лишь многократно усиливал враждебность тоталитарного режима к джазу.

Прошло почти полстолетия со времени возникновения фри-джаза. Период его «штурма и натиска» пришелся на 60-70-е годы. В те времена он стал музыкальной модой. В эпоху контркультурной революции в США к движению свободного джаза (в том числе и в России) присоединялись музыканты, не столько разделявшие его идеи и идеалы, сколько опасавшиеся не попасть в поле зрения критики и остаться в джазовом арьергарде. Как всегда в таких случаях, немалое значение играл и снобизм. Однако мода прошла, осталась музыка. Изменились социальная и культурная ситуации и в США, и в России, авангард утратил подпольно-нонконформистский ореол, сохранив серьезность проблематики, эзотеричность эстетической системы, явно не рассчитанные на массовую популярность.

Враждебность авангардного джаза поп-культуре породила еще один мощный источник атаки на него. Шоу-бизнес и индустрия грамзаписи привыкли числить джаз по разряду популярного искусства, приносящего реальный доход. Авангард грозил лишить их возможности стричь купоны. В недолгий период, когда казалось, что развитие джаза может повернуть в сторону авангарда, среди джазовых дилеров возникла легкая паника; им пришлось приложить немало усилий, чтобы затормозить развитие и распространение нового джаза, лишить его экономической базы. Крупные фирмы грамзаписи практически игнорировали его музыку. Как грибы после дождя, в 60-70-е годы росли мелкие компании грамзаписи, основанные самими музыкантами.

Последние годы в музыкальной критике стали раздаваться голоса, утверждающие, что само развитие джазового авангарда (как, впрочем, и авангарда музыки академической традиции) якобы изначально вело в музыкальный тупик. Суждение глубоко ошибочное и невежественное. Развитие любого направления в искусстве (как и любой исторической цивилизации в целом) проходит три стадии: зарождения, расцвета и упадка. Авангард явился мощным импульсом в саморазвитии джазового искусства. Он оказался последней серьезной эстетической мутацией джаза, последним его направлением (в джазовой критике принято все направления и течения джаза именовать «стилями»), обогатившим его содержательность. Однако связывать авангард с художественным тупиком так же безрассудно, как пытаться делать это в отношении импрессионизма в живописи (первого ее модернистского течения), пик развития которого пришелся на рубеж ХIХ-ХХ веков и который израсходовал свой художественный ресурс уже к 1920-м годам. Без импрессионизма современная живопись была бы во многом иной. Печать авангарда также явственно ощущается сейчас на джазовом мейнстриме. Это заметно и на особенностях его звукоиз-влечения, тембральных нюансах его экспрессии, структуре формы, даже метроритме. Без авангарда современный джаз также был бы иным. Естественно, что все это справедливо и в отношении других джазовых стилей, также ставших неотъемлемой частью джазового генезиса; именно поэтому понятие мейнстрима в джазе неизбежно исторично. Превратившись из «музыки протеста» в камерное музицирование, фри-джаз продолжает порождать и значительную музыку, и выдающихся музыкантов. Успех замечательного авангардистского трубача Дейва Дугласа, неоднократно называвшегося в последние годы лучшим трубачом года и лучшим джазовым музыкантом года в международном опросе джазовых критиков журнала «Даун бит» (США), — еще одно свидетельство художественной жизнеспособности и влиятельности нового джаза. Однако, судя по всему, фри-джаз, доведя до крайнего предела музыкальную свободу, исчерпал свою художественную энергию и возможности своего музыкального языка. После него новаторское движение в джазе застопорилось. Если доавангардные джазовые стили регулярно сменялись каждые десять лет, то 90-е годы и начало нового века в джазе стали временем господства постмодернистской эстетики — точнее, эклектичного ретростиля. Конечно, и сейчас в джазе сосуществуют в чистом виде различные стили — от диксиленда до авангарда, — однако показательно, что доминирующим стал именно ретростиль. <...>

 


Из рассказов о книге:

По-прежнему удивляет энциклопедическая эрудиция автора и чрезвычайно уместное, т.е. органичное (иногда ироничное), ее использование в джазовом контексте. Заинтересованного читателя не покидает впечатление безграничного арсенала самой разной информации из области психологии, истории, литературы, эстетики и прочих гуманитарных наук.

<...> Сам же Ефим, кроме статей и рецензий, в течение пяти лет писал свою книгу. Это была его собственная "нетленка", ныне известная всем "Чёрная музыка, белая свобода", посвящённая восприятию нового джаза, которую он закончил в 1977 г. Профессиональные джазмены, ознакомившись с его работой, отмечали прежде всего то, что она написана не-музыкантом, судя по содержащимся в ней техническим огрехам, тогда как средний любитель джаза (даже авангардного) вообще с трудом мог постичь эту книгу, ибо её необходимо было перевести на нормальный русский язык, освободив от подчёркнуто наукообразной терминологии, или приложить к ней словарь. По существу, сей труд адресовался лишь немногим нашим эстетам и фри-джазовым музыкантам, разделявшим точку зрения Барбана, которых к 1982 году, по словам самого Ефима (во время выступления на конференции в Риге), в стране насчитывалось всего около 40 человек, а уж ему лучше было знать.

Однако, среди его апологетов "Чёрная музыка" имела большой резонанс. Они считали её настоящим открытием, своей настольной книгой, новым словом в новом джазе, указывали на оригинальную методику исследования этого явления, подчёркивали особенность аналитического мышления, глубину интеллекта и огромную эрудицию автора. При этом они не замечали, что он сплошь и рядом вводит собственные критерии, ничем не подтверждённые, кроме ссылок на известные источники, или даже свои субъективные дефиниции, замаскированные под общеизвестные аксиомы с помощью того же труднодоступного языка в виде латинских транслитераций. Понятийный аппарат в целом был крайне громоздок и усложнён. Далеко не глупый человек.

Сабирджан Курмаев (Рига) в своей рецензии на книгу Барбана писал: "Требуется большое напряжение мысли для того, чтобы просто понять, о чём же, собственно, идёт речь". Апологеты, напротив, утверждали, что именно таким языком можно и нужно писать о фри-джазе (сложным о сложном), но в годы моего интереса к нему (фри-джазу) я читал и переводил таких людей, как Лерой Джонс, Полина Ривелли, Фрэнк Кофски, Барри МакРэй, Эккехард Йост, наконец, и нигде не встречал ничего, кроме доступности и ясности мысли. В самом деле, если ты стараешься растолковать свои взгляды возможно большему числу людей, делай так, чтобы твои объяснения были им понятны. "Никогда не употребляй иностранных слов, если ты что-то можешь сказать по-русски", - говорил Игорь Лундстрем, выдающийся джазовый оратор и агитатор, в совершенстве владевший английским языком.

Если обычный слушатель джаза потребляет музыку, так сказать, отражённую с экрана повседневности, висящего на стене, которая отделяет настоящее от будущего, то джазовый критик пытается найти щель в этом заборе и заглянуть в неё, считая, что у него есть для этого основания. На основании собственного опыта и интуиции раньше критикам иногда удавалось "подглядеть", т.е. предугадать, например, в конце 40-х наступление "прохладного" периода джаза 50-х или переход Майлса Дэвиса 60-х к джаз-року 70-х. Но действительность не подтвердила общие положения книги Барбана, т.к. свободный джаз вместо своего развития к каким-то высшим (?) формам в конечном счёте зашёл в эстетический тупик и частично диффундировал в "нью эйдж", а в чём-то даже вернулся к традиции (так, в 70-е г.г. фри-джазовый бунтарь Арчи Шепп, будучи профессором в университете Амхерста, шт. Массачусетс, уже изучал творчество Лестера Янга).

Как бы там ни было, когда небольшое количество экземпляров самиздатовской ксерокопии книги "Чёрная музыка, белая свобода" увидело свет, то это явилось целым событием, которого отрицать нельзя. Ничего подобного до сих пор ещё не встречалось в нашей джазовой теории (если она была вообще). Е.С. даже высказывал мысль о переводе книги на английский и издании её там. <...>

 


Рекомендуем обратить внимание:

История джазового исполнительства в России

Фейертаг В. История джазового исполнительства в России

Исторические очерки рекомендуются в качестве учебного пособия студентам факультетов «Музыкальное искусство эстрады» как высших, так и средних специальных учебных заведений, а также всем любителям джаза. Становление джазового исполнительства в России – важнейшая часть курса «Истории джаза».
Книга не претендует на исчерпывающее историческое исследование, но намечает важнейшие тенденции в развитии этого вида музыкального искусства на разных исторических этапах в истории музыкальной культуры нашей страны.

 

«Квадрату» — 50

Васюточкин Г. (ред.-сост.) «Квадрату» — 50

Иллюстрированная история ленинградского джаз-клуба «Квадрат»

Иллюстрированная история первого в СССР ленинградского джазового клуба «Квадрат». О самом клубе, о его людях, о советском джазе и джазовом просветительстве... Книга выпущена к пятидесятилетию клуба.
50 лет — солидный возраст для общественного объединения, в котором выросло несколько поколений ленинградско-петербургских музыкантов. Джаз-клуб «Квадрат»  был единственным в Ленинграде местом, где всегда слушали джаз, играли джаз, и куда приходили те, кто джаз любил.«Квадрат» стал частью городской культуры, без его активности и без усилий бессменного президента клуба Натана Лейтеса (1937-2013) петербургская джазовая школа развивалась бы значительно медленнее. О «Квадрате», о его людях, о джазовом просветительстве эта книга. Частично — воспоминания, частично документы, частично все всерьез, а иногда и с улыбкой.

Джаз в России. Краткий энциклопедический справочникФейертаг В. Джаз в России. Краткий энциклопедический справочник

Энциклопедические статьи об истории джаза в Советском Союзе и современной России: хронология фестивалей, история джаз-клубов, процесс становления джазовых факультетов в учебных заведениях. Большая часть справочника посвящена джазовым персоналиям — не только музыкантам, но и критикам, журналистам, пропагандистам и организаторам фестивалей. Единственная энциклопедия советского и российского джаза подобного масштаба (более тысячи статей).
В фокусе внимания автора-составителя Владимира Фейертага — история джаза в Советском Союзе и современной России: хронология фестивалей, история джаз-клубов, процесс становления джазовых факультетов в учебных заведениях. Большая часть справочника посвящена джазовым персоналиям — не только музыкантам, но и критикам, журналистам, пропагандистам и организаторам фестивалей. Это первая энциклопедия советского и российского джаза подобного масштаба на русском языке.

 

Большие оркестры эпохи свингаСаймон Д. Большие оркестры эпохи свинга

Книга Джорджа Саймона (George Simon "The Big Bands") «Большие оркестры эпохи свинга» воссоздает важную часть музыкальной жизни XX века.
Автор подробно рассказывает об истории развития и становления джазовых и танцевальных оркестров так называемой “эпохи свинга”. На страницах книги оживают такие великие имена, как Дюк Эллингтон, Гленн Миллер, Каунт Бейси, Пол Уайтмен и многие другие.
Большое количество редчайших фотографий позволяет окунуться в атмосферу тех лет. Книга рассчитана на широкий круг читателей.

 




Похожие книги на нашем сайте (разделенные по жанрам):

купить книги интернет магазин петербург ►   Искусство. Культура    ►   Музыка. Музыкальное искусство    ►   Теория и история музыки    ►   Джаз    ►   История джаза   


С этой книгой обычно покупают:

Оффенбах и Париж его времени

Кракауэр З.
Оффенбах и Париж его времени

Автор книги, рассказывая о жизни великого французского композитора, описывает нравы Парижа 30-40 годов XIX века, а также эпохи Второй империи, состояние тогдашних театров, рисует портреты театральных деятелей, литераторов, музыкантов. Книга читается, как увлекательный исторический роман.

Цена: 380
Джаз. История. Стили. Мастера

Верменич Ю.
Джаз. История. Стили. Мастера

Книга состоит из трёх глав, которые рассказывают об истории джаза, о его самых выдающихся представителях и демонстрируют галерею джазовых портретов. Для удобства в конце книги помещены краткий толковый словарь джазовых терминов и именной указатель.

Цена: 690

все книги


Это интересно:


Из бесед с Виктором Соснорой

Из бесед с Виктором Соснорой

Небольшие выдержки из интереснейших монологов выдающегося российского поэта и философа Виктора Александровича Сосноры.

Подробнее

Библиотека верстальщика: Правила верстки книжных колонтитулов

Библиотека верстальщика: Правила верстки книжных колонтитулов

Определение, назначение, область применения и виды колонтитулов, редакционное оформление колонтитулов, знаки препинания. Информация, которую полезно помнить профессионалу и важно знать новичку при верстке книг.

Подробнее

читать весь издательский блог



Библиотека текстов поэзии и прозы:


Юрий Со: СТИХИ ЧЕЛОВЕКА

Юрий Со: СТИХИ ЧЕЛОВЕКА

Юрий Со живет и работает в Санкт-Петербурге. Хорошо известен на сетевых поэтических ресурсах. «Стихи человека» — первый сборник автора. Объектом внимания является все, что беспокоит современного человека в этом удивительном мире.

Подробнее

Наталья Тованчева: БЕСКРЫЛЫЙ  АНГЕЛ

Наталья Тованчева: БЕСКРЫЛЫЙ АНГЕЛ

Наталья Григорьевна Тованчева — академик Международной академии телевидения и радио, заслуженный журналист Кубани, директор ГТРК «Кубань», обладатель орденов «Звезда мецената» и «Слава нации». Автор книги рассказов «Очень всякая жизнь».

Подробнее

в меню всей библиотеки текстов