(812) 575-25-66 | skifiabook@mail.ru


Граф Савва Владиславич-Рагузинский

Дучич Й.
Граф Савва Владиславич-Рагузинский

Серб-дипломат при дворе Петра Великого и Екатерины I

Перевод:Василий Соколов
Cерия:славянская кАРТа
Издательство:Скифия
Город, год:Санкт-Петербург, 2009
ISBN:978-5-903463-24-4
Формат:Стандартный книжный
Тип переплета:Твердый переплет
Количество страниц:288 стр.
Тираж:1000 экз.
Цена: 490 руб. книжный интернет магазин спб




yesyesyes Исторически выверенная книга о великом сподвижнике Петра Великого сербе Савве Владиславиче-Рагузинском, посвятившем всю свою жизнь служению России и освобождению собственного народа от турецкого ига. Содержание книги основывается на многочисленных исторических свидетельствах и архивных документах той эпохи. Большое внимание автор уделил и личной трагедии Рагузинского, потерявшего всех своих детей.

Из рецензий:

Роман сербского писателя, поэта, историка Йована Дучича посвящен личности Саввы Лукича Рагузинского-Владиславича, русского дипломата, служившего при дворе Петра I и Екатерины I, серба по происхождению. История жизни и службы Рагузинского захватывающа сама по себе: он развернул первую разведывательную сеть за рубежом, был посланником российского императора в Ватикане, покупал скульптуры для Летнего Сада, наконец, это он привез в Петербург купленного в Царьграде маленького абиссинца Ибрагима, о чем его великий потомок А. С. Пушкин упоминал в своих произведениях. 

Роман представляет собой не классическое историческое исследование, а попытку оживить, реконструировать великого соотечественника, собрав образ живого человека, словно мозаику, из разрозненных фактов, упоминаний о нем в документах. Роман проникнут поэзией и особой, характерно «балканской» языковой стихией, полной энергии. При этом автор отмечает, что в работе использованы книги и рукописи на русском, французском, немецком, итальянском и румынском языках Сведения о Владиславиче годами добывались в архивах Дубровника, Венеции, Вене, Хельсинки, Бухареста, Белграда, Москвы и Санкт-Петербурга.

Этой книгой России и Санкт-Петербургу возвращается имя одного из ближайших сподвижников Петра Великого, человека, не в малой мере поспособствовавшему превращению нашей страны в одну из ведущих держав мира.

П. А. Клубков
Кандидат филологических наук, 
доцент кафедры общего языкознания факультета филологии и искусств 
Санкт-Петербургского Государственного университета

 


От переводчика:

ПТЕНЕЦ, СТАВШИЙ ОРЛОМ

Уважаемый Читатель, если ты взял в руки эту книгу, значит, ты неравнодушен к великой истории нашей страны, значит, тебя влечет восемнадцатый век — великая и романтическая эпоха, когда Россия под скипетром Петра стала воисти-ну великой державой. Этому в немалой степени способствовали соратники государя, имена которых прозвучали в «Полтаве» Александра Сергеевича Пушкина:

«Сии птенцы гнезда Петрова —
В пременах жребия земного,
В трудах державства и войны
Его товарищи, сыны: И Шереметев благородный,
И Брюс, и Боур, и Репнин,
И, счастья баловень безродный,
Полудержавный властелин». 

Понятно, что поэт перечислил только тех сподвижников Петра, которые уложились в поэтическую строку. К тому же, герой этой книги, один из самых верных друзей и соратников царя, был не полководцем, а разведчиком, дипломатом, финансистом, литератором и патриотом — патриотом России и своей порабощенной родины, Герцеговины.
В те времена в Россию устремлялось немало братьев-славян. Иные, как хорват Юрай Крижанич, стремились внедрить у нас католицизм; словак Мориц Бенёвский, желавший сразиться с Россией за свободу Польши, оказался сначала в камчатской ссылке, а затем воцарился на мадагаскарском престоле. Но то были авантюристы чистой воды, которыми славилось то время. Иное дело — Савва Владиславич, более известный у нас как граф Савва Рагузинский. Хотя, эпитет «известный» мало подходит к этому человеку. Плита на его могиле утрачена полтораста лет тому назад, а помнят его в нынешней России только историки да хранители Летнего сада, ибо именно его стараниями этот дивный уголок Петербурга был украшен итальянскими беломраморными фигурами.

Конечно же, помнил его и автор Полтавы, потому что именно Рагузинский подарил Петру чернокожего прадеда поэта — «арапа», Абрама Петровича Ганнибала, и до самой своей смерти опекал его в России и Сибири, когда необузданный темперамент привел императорского крестника в ссылку. Пушкин вспоминает Рагузинского (точнее, его сына) в V главе незавершенного романа «Арап Петра Великого», а в подготовительных текстах к «Истории Петра I», в заметке, относящейся к 1711 году, пишет: «Тогда явился к Петру некто Савва Владиславлевич, родом рагузинец (т.е. уроженец Дубровника — В.С.), он был в Константинополе агентом Толстого, Петр принял его милостиво, Рагузинский (так стал он называться) советовал сослаться с черногорцами и прочими славянскими племенами, Петр и отправил им грамоту, приглашая их на оттоманов».

На самом же деле «некто Савва» впервые «явился к Петру» еще в 1703 году, и тогда же был им богато вознагражден за доставленные сведения о враждебной Османской империи. Может быть, именно близость к государю стала причиной зависти, которую питали к Савве многие царедворцы? Может быть, редкостная удачливость в делах государственного уровня способствовали забвению его роли в становлении «России молодой»? Может быть, его баснословное богатство вызывало зависть современников? Ведь Владиславич был вторым богатейшим человеком России — после Александра Меншикова? Тем более что в отличие от иных чиновников, Владиславич заработал состояние честными трудами на благо державы!

К тому же, исполняя дипломатические поручения, общаясь с заведомыми врагами России в частности и православия вообще, для того, чтобы получить необходимые ценные сведения, он, как настоящий разведчик, вынужден был проявлять невероятную гибкость и изворотливость. Это тоже вызывало недоверие у несколько прямолинейных государевых слуг, не гнушавшихся иной раз запустить тайком руку в царскую казну, при этом не допуская никакой критики в собственный адрес.

Вспомним, что многочисленные «птенцы гнезда Петрова» после смерти им-ператора подверглись опале. Владиславич избежал этой участи, ибо в переломный момент российской истории, сразу после смерти Петра Великого, возглавил посольство в Китай. 27 декабря 1725 года он выехал из Москвы, и вернулся в нее только три года спустя — 18 декабря 1728 года, во время правления царя-ребенка Петра II. Десять последних лет его жизни пришлись на мрачный период правления Анны Иоанновна и ее фаворита Бирона. Тем не менее, Владиславич, граф, тайный советник и кавалер высочайшего ордена Российской империи, был похоронен со всеми приличествующими государственными почестями и... забыт на века!

Однако в родных краях графа помнит каждый его земляк. Спросите любого уроженца Герцеговины, кто такой Владиславич, и вы получите незамедлительный ответ: «Это наш человек, который подарил русским Пушкина!». 

Здесь следует сказать несколько слов и об авторе этой книги, классике сербской поэзии, дипломате и дальнем родственнике своего героя, герцеговинце Йоване Дучиче (1874 – 1943). Он родился в Требинье (Герцеговина), скончался в Гэри (США), в эмиграции. Свою книгу о Савве Владиславиче он завершил в 1940 году, поставив перед собой цель подробно рассказать сербскому народу об одном из самых замечательных его представителей.

Наверное, ни в одной стране мира, кроме Сербии, автономной Республике Сербской (Босния и Герцеговина) и Черногории, не принято так бережно хранить память о предках и гордиться их славными делами. И потому великий национальный поэт не раз подчеркивает, что он решил рассказать землякам о тех моментах биографии своего героя, которые, в силу различных исторических обстоятельств, мало известны его землякам. Современному российскому читателю следует учесть это, особенно при чтении первой главы книги, в которой Дучич обстоятельно разбирает родословную Саввы Владиславича.

Тем не менее, издатель и автор перевода сознательно не сокращали эти страницы, которые иллюстрируют своеобразный процесс мифологизации героя (из текста удалены только некоторые топографические детали в описании Герцеговины тех дней). Большинство российских документов, приведенных в тексте, даны в оригинале, и только в отдельных случаях, когда цитируются документы,  оригиналы которых не обнаружены, или были написаны на иных языках, публику-ются в переводе с сербского языка, как они приведены в книге. <...>

Василий СОКОЛОВ

 


Граф Савва Владиславич-Рагузинский

(материал подготовила Проф. Радмила Дмитриевна Тонкович)

Первый русский разведчик и основатель Русской военной службы разведки.

Русскую военную службу разведки ещё в 17 веке основал сербский граф — Савва Лукич Владиславич–Рагузинский, российский дипломат сербского происхождения, выходец из Сербии, дипломатический представитель и торговый агент Петра I, руководитель первого русского посольства в Китае в 1725—1728 гг. Владимир Путин был изумлён, когда ему из Российской Академии Наук (РАН) подтвердили, что Русскую военную службу разведки ещё в 17 веке основал сербский граф — Савва Лукич Владиславич–Рагузинский. Этот любитель приключений, торговец, дипломат и разведчик родился в 1668 году в Ясенове вблизи Гацка в Герцеговине, а спустя несколько десятилетий стал одним из влиятельнейших людей Европы.

Владиславич вновь оказался в центре внимания российской науки и дипломатии в 2008 году в связи с составлением нового договора о границе между Китаем и Россией. Президент РФ — Владимир Путин, серьёзный государственник, пригласил представителей РАН на консультацию по поводу важного международного соглашения — пишет сербский учёный Владимир Давидович. Академик Мясников, специалист в области русско-китайских отношений, одобрил договор и напомнил, что речь идёт об обновлённой версии договора, который с Китаем заключил три века назад Савва Лукич Владиславич — Рагузинский, основатель Русской военной службы разведки.

Это очень заинтересовало Путина, бывшего разведчика, который попросил у академиков биографию Владиславича. Читая эту невероятную историю жизни, изумленно комментировал: «Неужели это возможно?» Выяснилось, что сообщение о Китае было первое после того, которое написал Марко Поло, кроме того после модерного времени не было лучшего сообщения! Вскоре ... в Санкт-Петербурге ему воздвигли монументальный памятник.

После трёх лет упорных поисков в русских архивах до оригинального Саввиного сообщения «Тайные информации о силе и состоянии Китайского государства» добрался серб Владимир Давидович, большой знаток старинных и редких книг, специалист по международному праву и бывший секретарь Сербской Академии Наук и Искусства (САНУ).

Речь идёт о величественной работе, в которой представлено всё — от родословной китайской династии, от географии, этнологии, торговли до армии, — говорит Давидович — над этим сообщением о Китае Савва работал годами, преодолевая тысячи километров на конях, верблюдах, парусниках и пешком. По пути он создавал современную разведывательную сеть, строя станции для караванов, города, монастыри, из которых его сторонники посылали ему информацию, анализ ситуации и прогнозы.

Владиславич таким образом замкнул свою евроазиатскую сеть разведслужбы, так как ещё в начале 18 века создал русскую агентуру в целом Средиземном морье, привлекая к этому известных торговцев и моряков.

Владиславичи из-за турецкого террора перебрались в Дубровник, — говорит Давидович, — Савва Владиславич вырос в этом необычном городе моряков и шпионов и был от природы наделен широко известной герцеговской интеллигенцией, обаянием и красноречием. И очень молодым он отправился в морские торговые путешествия по всему Средиземному морью. Савва часто бывал в Царьграде, где его турки считали французским или английским агентом, а он в это время сотрудничал с русскими дипломатами, которые его тепло рекомендовали самому Царю Петру I. Молодой царь-реформатор, создатель Русской империи, в то время строит впервые русский флот, который планирует вывести во все моря мира.

«Тайное сообщение о Чёрном море» Саввы Владиславича воодушевило русского царя, и он пригласил сербского разведчика на царский двор, — говорит Давидович — Савва в 1709 году окончательно переселился в Санкт-Петербург и получил титул первого тайного советника, а царь приказал выстроить для него палату вблизи своего дворца. Пётр I начал войну против Турции за освобождение Балкан, так как его Савва убедил, что к русским войскам, как только они выйдут к Дунаю, присоединятся все православные южные славяне. Сеть Саввиных агентов-монахов в сербских краях развилась в нелегально-повстаническую активность, но освободителный поход потерпел неудачу из-за предательства румыньского воеводы Бранковяна.

Между тем Владиславич не оставил своих агентов и свою сеть, а использовал их для поддержания национального сознания и духа. Путешествующие монахи, которые постоянно перемещались из России в Сербию и обратно были агентами Саввы, — говорит Давидович — Владиславич знал, что грамотность, образование — решающий фактор для сбережения национального самосознания, и он посылает в монастыри книги и учителей, а по его предложению Пётр Великий настаивает, чтобы Габсбурги позволили сербам обучаться на их родном языке.

Граф Савва Владиславич умер в Санкт-Петербурге в 1738 году, где его в царской гробнице в крипте Благовещенской церкви с наивысшими почестями похоронила Екатерина II, которая, как и Царь Пётр I, считала Савву своим самым близким соратником и личным другом и другом русской державы.

Саввина стратегия

Разведывательная сеть, анализы ситуации, советы графа Саввы Владиславича способствовали победе России над её неприятелем – Швецией, которая до этого считалась непобедимой. По совету Саввы головная часть русской армии не входила в непосредственный контакт с противником, а постепенно отходила, в то время как оперативные отряды нападали на шведские линии снабжения. Агрессоры, теряя снабжение, истощаясь в этом смысле, во время решающей битвы на Ладожском озере потерпели катастрофу, которая их, как военную силу, навеки скинула с мировой сцены, — говорит Давидович – Владиславич разработал стратегию, которую знаменитый русский полководец генералиссимус Александр Васильевич Суворов успешно применил против Наполеона.

Памятник Савве Владиславичу-Рагузинскому

Место, где был похоронен Савва Владиславич, было потеряно, забыто и утрачено ещё до революции в России, и лишь благодаря упорству исследователей — учёных из России и Сербии, место было найдено, открыто и восстановлено, и Саввина могила сейчас находится рядом с могилой выдающегося и прославленного русского полководца А.В. Суворова.

Только 10 июня 2011 года на крипте Благовещенской церкви Александро-Невской Лавры в Санкт-Петербурге установлена мемориальная плита на могиле Саввы Лукича Владиславича-Рагузинского. А на следующий день в рамках этого торжества в городе Шлиссельбурге (Ленинградская область) открыт памятник графу Владиславичу-Рагузинскому, и он находится недалеко от монумента Императору Петру I, поскольку именно на том месте молодого серба Петру I 1703 году представил граф Апраксин, с тех пор Савва стал ближайшим соратником и сподвижником великого русского реформатора Петра I и основателем русской военной разведки.

Памятник освятил настоятель храма святителя Николая в Шлиссельбурге, затем в самом храме была отслужена панихида по графу Савве Рагузинскому. После панихиды батюшка отметил, что самое важное в таких мероприятиях — наша общая вера. Памятник открыт по инициативе Центра национальной славы, при поддержке Министерства культуры России, правительства Ленинградской области и русской диаспоры города Нови-Сад (Сербия).

"Открытие памятника сподвижнику Петра I, — это элемент воссоздания той истории, которая долгое время была скрыта от нас в глубине времени, и очень важна для будущего", — заявил председатель Попечительского совета Центра национальной славы Владимир Якунин. После церемонии открытия памятника в Эрмитаже состоялось торжественное мероприятие, посвящённое этому событию. ... Директор Санкт-Петербургского университета Людмила Вербицкая в своём выступлении подчеркнула, что граф Савва Рагузинский верно служил России и показал себя профессионалом на различном поприще. Виктор Петраков в своём выступлении подчеркнул, что Савва Рагузинский был человеком энциклопедических знаний и умений. Представитель сербской делегации профессор Славенко Терзич отметил, что граф Савва Рагузинский верно служил двум Императорам и двум Императрицам, за что был награждён многими русскими орденами вплоть до ордена святого благоверного князя Александра Невского. Именно графу Савве Рагузинскому принадлежит идея необходимости выхода России к Чёрному морю, которую стал реализовывать Пётр Великий.

Это уже третий памятник графу Савве Рагузинскому — памятник сподвижнику Императору Петра был открыт в Сремских Карловцах в Сербии, где граф Савва Рагузинский жил, а второй – в городе Гацко (Герцеговина), где он родился. Кстати, на мероприятии присутствовал мэр города Кяхта из Бурятии Евгений Степанов, что очень символично, поскольку следующий памятник графу Савве Рагузинскому планируется открыть в городе Кяхта, где он подписал выгодный для России торговый договор с Китаем. (Савва основал город Троицкосавск (ныне – Кяхта), который вплоть до второй половины XIX века был главным пунктом торговли между Россией и Китаем и сыграл главную роль в заключении Кяхтинского договора с Китаем. За заслуги на дипломатическом поприще Савва получил чин тайного советника и был пожалован орденом Александра Невского).

В ходе торжеств мэр Шлиссельбурга выдвинул идею сделать города Шлиссельбург и Гацко городами-побратимами. Эта идея была поддержана мэром города Гацко - Милошем Радмиловичем, который подчеркнул, что это братство учредил сам граф Савва Рагузинский, а они лишь формально оформят этот договор.

Биография

Граф Савва Владиславич-РагузинскийГраф Савва Лукич Владиславич-Рагузинский (1669-1738) — потомок герцеговинских князей Владиславичей, православный серб, выдающийся сподвижник Императора Петра I, государственный и общественный деятель, оказавший существенное влияние на развитие экономики и культуры России в петровскую эпоху, на формирование духовного единства славянских народов.

В молодости оказался в Константинополе, где началась его российская дипломатическая деятельность и служба с выполнения неофициальных поручений В.В. Голицына и Е.И. Украинцева. Исполняя два дела зараз, он явился с товарами в Азове в 1702, как бы изучая торговый путь по Чёрному морю.

Богатый человек, владевший европейскими языками, вкусивший атмосферу Запада, располагавший широкими связями на Балканах и в столице Турции, Рагузинский имел репутацию честного, обязательного и кредитоспособного коммерсанта в купеческом мире Западной Европы.

Деятельность Рагузинского далеко выходила за рамки хозяйственной сферы. Пользуясь широкими связями в Стамбуле, он следил за состоянием дел в Турции и делился своими наблюдениями с русскими высокопоставленными лицами. Прекрасный знаток внутренней и внешней турецкой политики, досконально изучивший дворцовые тайны и характеры османских правителей, он организует в Высокой Порте, Венеции и Франции разветвленную торговую сеть, а по сути – первую русскую разведывательную сеть за рубежом.

Внешняя разведка была крайне необходима России, только что вышедшей на берега Чёрного и Балтийского морей. Всё это не могло не вызвать пристального внимания турецких властей к русскому дипломату. К тому же в стране происходит государственный переворот: Мустафу II сменяет Ахмет III, ярый враг России и союзник Карла XII. Обеспокоенный таким поворотом дел, в 1702 году Савва Рагузинский отправляется в Россию — морем, несмотря на запреты турецких властей. В Россию он привозит свой труд «Изучение дороги Чёрным морем в Москву», в котором подробно описывает порты, гарнизоны, их вооружение, места базирования флота, сообщает другие сведения разведывательного характера.

Его первая встреча с Царём Петром I состоялась в 1703 году в Шлиссельбурге. За «черноморскую разведку» Рагузинскому назначают пенсион в 325 рублей ежегодно, жалуют право беспошлинной торговли сроком на десять лет. Несколько позже «жалованная грамота» будет продлена на целый век. Пётр I выдал ему грамоту на право свободно торговать в России. В 1703—1708 годах был тайным агентом украинского гетмана И. Мазепы в Турции. В 1703 году впервые посетил Москву, а с 1708 окончательно обосновался в Москве (получил двор на Покровке).

Рагузинский участвовал в подготовке Полтавской битвы 1709 г., доставляя разведывательную информацию и занимаясь снабжением Русской армии.Ему же поручают снабжать российскую армию продовольствием и вооружением. И делает он это отлично, за что, царь отметив его заслуги, пожаловав тремя селами на Украине, конфискованными у сторонника Мазепы, и чином надворного советника. По совокупности с добытыми разведданными, Пётр I жалует его тремя имениями Тополь, принадлежавшими ранее изменнику Мазепе. Так сербский мигрант стал полноправным российским дворянином.

В 1711 году Рагузинский является представителем России в Черногории и Молдавии и принимает активное участие в Прутской кампании 1711 года, способствовал заключению мира с Турцией. По указанию Петра I он находился в ставке командующего российскими войсками графа Бориса Петровича Шереметева в качестве консультанта «для советов в тамошних делах». (Б.П. Шереметев попозже в своих усадьбах «Кусково» и «Останкино» основал уникальные в мире первые русские театры, в которых актёрами являлись крепостные крестьяне.) Рагузинский участвовал в важнейших военных советах на Пруте. Через него поддерживались контакты с сербскими граничарскими полковниками в Австрийской монархии, готовыми содействовать русской армии, с российским полковником М. Милорадовичем, тоже сербом из Герцеговины, возглавившим антиосманское движение на Юго-Западе Балкан.

В начале 1711 при посредничестве Рагузинского Пётр I установил тайную связь с господарем Молдавии Д. Кантемиром, выразившим стремление быть в союзе с Россией. Проявлял готовность к этому и господарь Валахии Бранковяну. Рагузинский участвовал во встрече Кантемира с Шереметевым на Пруте. В тревожные годы российско-турецких отношений, последовавших за Прутским миром, Рагузинский поддерживал связи с Кантакузинами, высокопоставленными лицами Валахии. Они, помимо всего, играли посредническую роль в сношениях России с сербами. Рагузинский трезво оценивал ситуацию на юге и не был расположен к неоправданным жертвам. Когда в начале 1713 в Москву прибыли представители сербского движения во главе с Милорадовичем и канцлер Головкин в связи с новым объявлением Турцией войны России решил вернуть их на Балканы для возобновления борьбы, Рагузинский воспротивился этому. Он считал, что движение было уже обескровлено. Сенат счёл его доводы убедительными. Пётр I щедро отблагодарил Рагузинского за его напряжённую деятельность во время Прутской кампании. В 1714 г. была продлена Жалованная грамота ему о свободе торговли в России ещё на 100 лет.

Вскоре он стал главным советником Царя Петра I по вопросам православного Востока. Выдвинув идею обращения к христианским народам Балкан с призывом поддержать Россию в войне с Турцией, Рагузинский внёс вклад в укрепление торговых и дипломатических связей России с Европой, в налаживание отношений со славянскими народами Балкан и впервые поставил так называемый «восточный вопрос», бывший на протяжении двух веков одним из важнейших в европейской политике.

Верное служение России сербского мигранта Саввы Лукича Владиславича-Рагузинского сочеталось у него с сознанием сопричастности судьбам соплеменников. В период военного конфликта России и Турции он был одним из инициаторов плана освобождения угнетенного населения Балкан путем совместных действий российской армии и повстанцев на местах. В петровское время Рагузинский много сделал для развития экономики России — стал инициатором чеканки медной монеты в России и он становится официальным поставщиком меди для Монетного двора, внёс существенный вклад в организацию специального образования молодого дворянства, строительство морского флота, развитие и укрепление торговых и дипломатических связей России с Европой, в налаживание отношений со славянскими народами Балкан. Он стоял у истоков балканской политики страны. Значительность фигуры Рагузинского не прошла мимо внимания А.С. Пушкина. Писатель изобразил его в кругу приближенных Петра I в неоконченном романе «Арап Петра Великого».

В 1716-1722 гг. в качестве представителя Государя Петра I он вёл переговоры в Венеции, Далмации, Дубровнике и Риме. По его просьбе ему были выданы рекомендательные грамоты за подписью Петра I, в которых он именовался «иллирийским графом Владиславичем». В 1717 во время поездки Петра I во Францию Рагузинский состоял в его свите.

В 1718-1722 Рагузинский продолжил пребывание в Италии. Он посетил Рим, где вёл переговоры с папой об установлении письменной связи между Россией и Ватиканом. Хорошо владевший пером, Рагузинский занимался также литературной деятельностью: по поручению Петра I перевёл на русский язык труд далматинского аббата Мавро Орбина "Славянское царство". Русская версия книги получила широкое распространение на славянском юге, оживляя сознание родства и целостности славян.

Но кульминационный период и расцвет дипломатической деятельности Рагузинского пришёлся на ответственнейшую миссию в Азии в 1725-1728 годы, когда он возглавлял очередное русское посольство в Китае. В 1725 назначен полномочным послом в Китай (Империю Цин) для урегулирования торговых и пограничных отношений. «Посольству Владиславича» удалось добиться определения границы между государствами и укрепить торговые отношения и пограничные вопросы между Россией и Китаем и его дипломатическая деятельность в Китае была сродни подвигу.

Рагузинский в ранге чрезвычайного посланника посольства России и полномочного министра подписал договор между Россией и Китаем в Нерчинске и ратифицировал его в Кяхте, заложенной Рагузинским, 21 октября 1727 г. Согласно ему граница между Россией и Китаем в районе Монголии была установлена в соответствии с принципом uti possidetis (каждый владеет тем, чем владеет теперь). Российское правительство сохранило право отправки казенных караванов в Бэйпин. Договор вводил систему особых паспортов для переезда из одного государства в другое, а город Кяхта(Троицкосавск) вплоть до второй половины XIX в. был главным пунктом торговли между Россией и Китаем. Кяхтинский договор стал важной вехой в истории отношений России и Китая и вплоть до середины XIX в. он служил их юридической основой. Главная роль в заключении Кяхтинского договора принадлежала Рагузинскому, который в стесненных обстоятельствах защищал и отстаивал интересы России.

Урегулирование местных пограничных споров возлагалось на пограничных администраторов обеих сторон. Заключительные статьи Кяхтинского договора определяли порядок приёма посольств и юрисдикцию нарушителей границы. За заслуги на дипломатическом поприще он получил чин тайного советника и был пожалован орденом Александра Невского. Результатом миссии в Китае были важные дипломатические успехи, а вернувшись в С.-Петербург в 1728 году, Рагузинский составил для российского правительства обстоятельные и подробные записки о Китае. Впоследствии он неоднократно участвовал в различных переговорах и в обсуждении вопросов русско-китайской торговли.

Стараниями графа С.Л. Владиславича-Рагузинского, а в связи с расширением дворцового строительства в Петербурге, в Петербург были доставлены многие мраморные статуи Летнего сада, в том числе, Венера Таврическая. На него была также возложена царём обязанность опекать русских гардемаринов, обучавшихся морской науке на галерах, а также живописцев Ивана и Романа Никитиных, находившихся во Флоренции. Савва Рагузинский скончался в 1738 г. и был похоронен в Александро-Невской Лавре.




Похожие книги на нашем сайте (разделенные по жанрам):

купить книги интернет магазин петербург ►   Сербская культура    ►   Биографии и мемуары    ►   Отечественная история   


С этой книгой обычно покупают:

Времени холст. Избранное

Лукин Е.
Времени холст. Избранное

В книгу Евгения Лукина «Времени холст» вошли лучшие образцы его поэзии, прозы, эссеистики, а также переводы. Изданная к юбилею автора, она включила в себя биографические материалы, статьи и рецензии о творчестве этого петербургского писателя.

Цена: 240
До горизонта и обратно

Ади-Карана Нари (ред.-сост.)
До горизонта и обратно

антология живой литературы, том 9

Мы путешествуем на лазерной снежинке души, без билета, на ощупь. Туда, где небо сходится с морем, где море сходится с небом. Через мосты и тоннели, другие города, иную речь, гостиницы грез, полустанки любви… — до самого горизонта. И обратно. К счастливым окнам. Домой.

Цена: 440

все книги


Это интересно:


Рецензии на наши книги: "Биография и мифология Виктора Сосноры"

Рецензии на наши книги: "Биография и мифология Виктора Сосноры"

В Журнале "Новый мир" (№2, 2015 г.) вышла рецензия Кирилла Корчагина на книгу Вячеслава Овсянникова "Прогулки с Соснорой". Представляем ее вашему вниманию.

Подробнее

Библиотека верстальщика: Использование сносок в книжном дизайне

Библиотека верстальщика: Использование сносок в книжном дизайне

Традиционно сноски, предлагающие дополнительную информацию к определенным фрагментам текста, располагаются на той же странице, что и сам уточняемый фрагмент. Логика сносок в этом и состоит — быть неким примечанием, вставленным по ходу изложения в основной текст и служащим дополнением к нему.

Подробнее

читать весь издательский блог



Библиотека текстов поэзии и прозы:


Наталья Тованчева: БЕСКРЫЛЫЙ  АНГЕЛ

Наталья Тованчева: БЕСКРЫЛЫЙ АНГЕЛ

Наталья Григорьевна Тованчева — академик Международной академии телевидения и радио, заслуженный журналист Кубани, директор ГТРК «Кубань», обладатель орденов «Звезда мецената» и «Слава нации». Автор книги рассказов «Очень всякая жизнь».

Подробнее

Наталья Тованчева: БЕРЛУСКОНИ

Наталья Тованчева: БЕРЛУСКОНИ

Наталья Григорьевна Тованчева — академик Международной академии телевидения и радио, заслуженный журналист Кубани, директор ГТРК «Кубань», обладатель орденов «Звезда мецената» и «Слава нации». Автор книги рассказов «Очень всякая жизнь».

Подробнее

в меню всей библиотеки текстов