Корзина
(812) 575-25-66 | skifiabook@mail.ru
   

печать книг

Том II. Глава 02. (07)

1019—1054 г. Великий князь Ярослав (Мудрый).

Брачные союзы. [сыновья Ярослава Мудрого] Митрополит Россиянин.

"Князь Ярослав I Мудрый". Антропологическая реконструкция по черепу профессора М. Герасимова (1939 г.)

"Князь Ярослав I Мудрый". Антропологическая реконструкция по черепу профессора М. Герасимова (1939 г.)


[От сестер и дочерей Ярославовых перейдем к брачным союзам его сыновей.]. Ссылаясь на Летописцев Норвежских, Торфей называет Владимира, старшего Ярославова сына, супругом Гиды, дочери Английского Короля Гаральда, побежденного Вильгельмом Завоевателем. Саксон Грамматик, древнейший Историк Датский, также повествует, что дети несчастного Гаральда, убитого в Гастингском сражении, искали убежища при дворе Свенона II, Короля Датского, и что Свенон выдал потом дочь Гаральдову за Российского Князя, именем Владимира; но сей Князь не мог быть Ярославич. Гаральд убит в 1066 году, а Владимир, сын Ярославов, скончался в 1052 (построив в Новегороде церковь Св. Софии, которая еще не разрушена временем и где погребено его тело).

Кроме Владимира, Ярослав имел пятерых сыновей: Изяслава, Святослава, Всеволода, Вячеслава, Игоря. Первый женился на сестре Казимира Польского, несмотря на то, что его родная тетка была за сим Королем; а Всеволод, по сказанию Нестора, на Греческой Царевне. Новейшие Летописцы называют Константина Мономаха тестем Всеволода; но Константин не имел детей от Зои. Мы не знаем даже, по Византийским летописям, ни одной Греческой Царевны сего времени, кроме Евдокии и Феодоры, умерших в девстве. Разве положим, что Мономах, еще не быв Императором, прижил супругу Всеволодову с первою, неизвестною нам женою?

— О супружестве других сыновей Ярославовых не можем сказать ничего верного. Историки Немецкие пишут, что дочь Леопольда, Графа Штадского, именем Ода, и Кунигунда, Орламиндская Графиня, вышли около половины XI века за Князей Российских, но, скоро овдовев, возвратились в Германию и сочетались браком с Немецкими Принцами. Вероятно, что Ода была супругою Вячеслава, а Кунигунда Игоревою: сии меньшие сыновья Ярославовы скончались в юношестве, и первая от Российского Князя имела одного сына, воспитанного ею в Саксонии: думаю, Бориса Вячеславича, о коем Нестор говорит только с 1077 года и который мог до того времени жить в Германии. Летописцы Немецкие прибавляют, что мать его, выезжая из нашего отечества, зарыла в землю сокровище, найденное им по возвращении в Россию.

Великий Князь провел остаток жизни своей в тишине и в Христианском благочестии. Но сия усердная набожность не препятствовала ему думать о пользе государственной и в самых церковных делах. Греки, сообщив нам Веру и присылая главных духовных Пастырей, надеялись, может быть, чрез них присвоить себе и некоторую мирскую власть над Россиею: Ярослав не хотел того и еще в первый год своего Единодержавия, будучи в Новегороде, сам избрал в начальники для сей Епархии Луку Жидяту; а в 1051 году, собрав в Киеве Епископов, велел им поставить Митрополитом Илариона Россиянина, без всякого участия со стороны Константинопольского Патриарха… Иларион, муж ученый и добродетельный был Иереем в селе Берестове при церкви Святых Апостолов: Великий Князь узнал его достоинства, имея там загородный дворец и любя, подобно Владимиру, сие веселое место.

 


 

история россии АкунинКомментарий Игоря Скифа:

О брачных союзах Ярослава в версии Б. Акунина и Т. Джаксон мы рассказали в предыдущем отрывке. Интереснейшие дополнения по Митрополиту Илариону по материалам С. Цветкова и А. Карпова можно прочитать здесь. Поэтому, в рамках своего традиционного дополнения текста Карамзина мнением Б. Акунина — немного общего обзора:

"«Бысть тишина велика». Этой благостной формулировкой летописец обозначает события 1046–1047 годов — но так можно было бы назвать и весь период единовластного правления Ярослава. Войны если и происходили, то далеко, а на Руси было тихо и мирно. Великий князь в старости оружия в руки не брал — предпочитал посылать в походы сына Владимира (1020–1052) и воевод. Сам же занимался делами нешумными, но важными.

Много сил и средств он потратил на то, чтобы превратить свою столицу в политический и культурный центр, соперничающий с самим Константинополем, — и добился немалых успехов. Когда летописец говорит: «Заложи Ярослав город великый Кыев», он имеет в виду, что Ярослав постарался придать Киеву величие.

Подражание Царьграду было буквальным, даже наивным. Князь тоже завел у себя Золотые ворота, храм Святой Софии,монастыри Святого Георгия и Святой Ирины — всё как у базилевсов. В Киеве активно велось каменное строительство, стены церквей расписывались фресками, купола золотились.

Город быстро разрастался. В нем были кварталы, населенные иноплеменными купцами и мастерами: поляками, латинянами, армянами, иудеями (например, епископом в Новгород был отправлен некий киевлянин Лука Жидята, вероятно, крещеный еврей).

Сравниться с Константинополем Киев, конечно, не мог, но путешественникам из небогатой Западной Европы он казался великолепным. В одной из хроник с почтением написано, что в Киеве восемь рынков и четыреста церквей (должно быть, включая и маленькие часовни).

Великий князь слыл книгочеем и покровителем грамотности. В главном соборе страны он устроил первое русское книгохранилище. Чернецы в монастырях переводили и переписывали церковную литературу. Самые древние из сохранившихся русских книг — «Реймсское Евангелие» Анны Ярославны и Евангелие новгородского посадника Остромира – датируются серединой XI века.

Если Владимир учил грамоте детей, чтобы обеспечить церкви клиром, то при Ярославе стали открываться обычные, недуховные школы, вследствие чего на Руси появилась широкая прослойка грамотного и при этом — большая редкость для Средневековья — не связанного с церковью населения.

Естественным шагом для государя, желавшего равенства с Царьградом, стало стремление сделать русскую церковь организационно независимой от Византии. Прежде киевского митрополита назначал константинопольский патриарх, но в 1051 году русские епископы сами избрали себе предстоятеля, которым стал близкий к Ярославу монах Илларион.

Момент для этого смелого демарша был выбран очень умело. Западная и восточная церкви находились на грани окончательного разрыва (католичество и православие формально обособятся три года спустя), и Константинополь не мог себе позволить слишком резкой конфронтации с Киевом — русские вполне могли перейти в лагерь приверженцев Рима, к которому принадлежали польские и скандинавские свойственники Ярослава.

Это, пожалуй, было апогеем могущества древнерусского государства. Вскоре после смерти Ярослава Мудрого его наследники будут вынуждены отказаться от церковной автономии и вновь принять митрополита-грека. Звезда Киева постепенно начнет меркнуть. ..."

Борис Акунин "История Российского государства"

 

Марина ГеоргиеваКомментарий Марины Георгиевой:

А я, пожалуй, продолжу о брачных союзах. Из Е. Мельниковой узнаем имя супруги Изяслава:

"...познакомимся напоследок с памятником в своем роде исключительным, без которого круг источников, связанных с изгнанием Изяслава Ярославнча, был бы далеко не полон.

Мы имеем в виду так называемый молитвенник Гертруды, жены Изяслава (это единственный источник, сообщающий имя княгини). Молитвенник записан на листах, приплетенных к принадлежавшей Гертруде «Псалтири» иллюминированной (т.е. снабженной миниатюрами) рукописи X в. трирского происхождения, и молитвенник не следует смешивать, как то иногда делают, с этой Гертрудиной или «Эгбертинской (по имени трирского архиепископа X в. Эгберта) Псалтирью».

Тексты молитв принадлежат, вероятно, самой дочери Мешка II (который, по некоторым сведениям, также отличался незаурядной образованностью) и обращены, помимо Христа и Богоматери, чаще всего к св. Петру (имя Ярополка в крещении) и св. Елене (очевидно, православным именем Гертруды было Елена) . Княгиня молится за «нашего короля» (т.е., надо полагать, за своего мужа князя Изяслава), но чаще — за Петра-Ярополка, которого называет своим «единственным сыном».

И об Оде, тоже из Мельниковой:

"Настала, наконец, пора обратиться к персоне Бурхарда Трирского и по возможности уточнить характер его родства со Святославом — ведь Ламперт не называет ни происхождения Бурхарда, ни имени супруги Святославовой, ни времени ее замужества, — словом, ничего, что могло бы пролить свет на политический смысл брака.

Но выручает очередной пространный генеалогической экскурс — на этот раз из «Штаденских анналов» Альберта (Annales Stadenses auctore Alberto), аббата монастыря в Штадене, на севере Германии, неподалеку от Гамбурга. Хотя «Штаденские анналы» — источник довольно поздний (Альберт работал над ними в середине XIII в.), но интересующие нас родословные сведения заслуживают доверия, ибо происходят из материалов судебного разбирательства но поводу имущественного спора между Штаденами и Ольденбургами в 1112 г.

«Эта Ида, знатная дама родом из Швабии, жила в имении Эльсдорф и обладала наследственным владением, которое до сих пор именуется владением Иды. Она была дочерью брата императора Генриха III, а также сестры папы Льва IX ... Она вышла замуж за Липпольда ... и родила Оду, [поначалу] монахиню в Ринтельне (в Саксонии, на реке Ве- зер. — Авт.), которую она затем выкупила из монастыря ... и отдала за короля Руси (rex Ruziae), которому [та] родила сына Вартеслава (Warteslaw).

По смерти короля Ода велела закопать в подходящих местах бесчисленные сокровища, сама же с сыном и частью богатств вернулась в Саксонию, а копавших приказала убить, чтобы они не проговорились».

Здесь Ода вторично выходит замуж. «Вартеслав же, снова призванный на Русь, правил там вместо отца и [успел] еще при жизни своей отыскать сокровища, запрятанные матерью».

Из изложенного в «Штаденских анналах» трудно понять, кем именно был «король Руси» — но это мы уже знаем от Ламперта Херсфельдского: Святослав, брат Изяслава Ярославича; куда важнее, что Альберт приводит подробные генеалогические сведения об Оде, жене Святослава, и ее единоутробном брате Бурхарде, защищавшем Святослава в 1075 г. перед королем Генрихом IV.

Именно они разъясняют политическую сторону брачных союзов как Святослава, так и Ярополка Изяславича. Политический характер брака Оды очевиден — Святославу была нужна именно она, иначе незачем было ввязываться в сомнительную историю с расстриженной монахиней.

Ясно, что «посредничество» Генриха IV предполагает присутствие большой политики. Какой именно, нетрудно догадаться, учитывая датировку брака, имеющуюся в «Санкт- Галленских анналах», — ок. 1070 г.

Святослав готовил «переворот» в Киеве (произошедший в 1073 г.), а для этого, учитывая опыт польской помощи Изяславу в 1069 г., было необходимо нейтрализовать польского князя Болеслава II.

Германия вполне подходила на роль союзника черниговского князя, так как уже с 1070 г. ее отношения с Польшей становятся напряженными, а на 1073 г. Генрих IV вообще готовил поход против Болеслава (помешало внезапное саксонское восстание).

Но определяющим стало родство Оды не только с Генрихом IV , а и с восточносаксонскими маркграфами, хозяевами на польско-немецком порубежье. Данные Альберта Штаденского позволяют установить, что Ода была двоюродной сестрой майсенского маркграфа Экберта-младшего и родной сестрой Удона II Штадена, тогда маркграфа Саксонской северной марки.

Этот установленный благодаря немецким источникам факт черниговско-немецкого союза в самом начале 1070-х годов проливает свет на многие события древнерусской истории."

Е. Л. Мельникова. "Древняя Русь в свете зарубежных источников"

Вот так вот, и никакой романтики!

 




Рекомендуем обратить внимание на книгу:
Падение Третьего Рима.
Духовные основы возрождения Русского Православного Царства

Реформа патриарха Никона и истинные причины церковных преобразований XVII века.

книга падение третьего римаКнига «Падение Третьего Рима» буквально взрывает наши представления о церковной реформе патриарха Никона.
Автор, собрав и систематизировав факты и сведения, убедительно описывает события, произошедшие в России во второй половине XVII века, показывая, что истоки многих проблем, как церковных, так и социально-политических, коренятся в трагедии раскола Русской Церкви.

При всей серьезности исследования книга написана доступным языком и будет интересна не только специалистам, но и широкому кругу читателей. Об этом свидетельствует и интерес читателей — с 2009 по 2015 год книга выдержала уже четыре переиздания.



Как издать свою книгу?

издательство Скифия, издание книгИздательство «Скифия» выполняет заказы на издание книг от организаций и авторов, издающих свои произведения на собственные средства. Более чем 14-летний опыт работы, своя издательская и полиграфическая база, собственная отлаженная система распространения позволяют нам предложить оптимальное предложение на книгоиздательском рынке услуг. Мы работаем на всю Россию и Зарубежье.


Еще по теме:

Плен Володаря. Смерть трех Князей знаменитых.
Том II. Глава 07. (04) ► 1113—1125 г. Владимир Мономах.

Плен Володаря. Смерть трех Князей знаменитых.

Завоеванием Минска и приобретением Владимира (Волынского) Мономах утвердил свое могущество внутри Государства, но не думал переменить системы наследственных Уделов, столь противной благу и спокойствию отечества.
Усмирение Минского Князя и Новогородцев. Изгнание и бедствие Князя Владимирского. Венгры, Богемцы и Поляки в России. Их неудача.
Том II. Глава 07. (03) ► 1113—1125 г. Владимир Мономах.

Усмирение Минского Князя и Новогородцев. Изгнание и бедствие Князя Владимирского. Венгры, Богемцы и Поляки в России. Их неудача.

Владимир, одолевая внешних неприятелей, смирял и внутренних. Князь Глеб Минский, Беспокойные Новгородцы, Князь Ярослав Владимирский,

Это интересно:


Сто лет российскому джазу — тысячи имен

Сто лет российскому джазу — тысячи имен

В 2009 году вышла первая и единственная на сегодняшний день Энциклопедия Российского Джаза — тысячи имен, биографий людей, коллективов, фестивалей, которые формировали искусство джаза в СССР, России, странах СНГ.

Подробнее

Наши авторы: Кот Басё. "Обожаю дерзить и кусаться, прятаться в старый плед"

Наши авторы: Кот Басё. "Обожаю дерзить и кусаться, прятаться в старый плед"

Уход от привычной строфики во многих произведениях Кота Басё накладывает определенные требования — читатель тоже должен чувствовать ритм. Автор разрешает читателю остановиться только там, где она сама того захочет.

Подробнее


Рекомендуем обратить внимание на книги:


Внутренний строй литературного произведения

Альми И.
Внутренний строй литературного произведения

Автор детально анализирует произведения русской классической литературы в свете понятия «внутренний строй художественного произведения». Легкий стиль изложения и глубина проникновения в смысловую ткань произведений позволяют рекомендовать эту книгу широкому кругу читателей.

Цена: 540
Симфония жизни. Сияние Огненной Любви

Чеглаков О.
Симфония жизни. Сияние Огненной Любви

Книга пятая, круг первый

Книга записей одного из деятелей Рериховского движения О.Н. Чеглакова «Сияние Огненной Любви» — пятая из серии «Симфония жизни». Она является необходимым и важнейшим опытом записи Знаний, полученных путём взаимодействия с Учителями человечества

Цена: 540

Полезное: