Корзина
(812) 575-25-66 | skifiabook@mail.ru
   

печать книг

Том II. Глава 04. (10)

1054—1077 г. Великий князь Изяслав Ярославич.

Россияне служат в Греции. Зависимость нашей Церкви от Греческой. Переписка с Патриархами. Пророки и волшебники.

"Князь Глеб убивает волхва". Гравюра 19 века.

"Князь Глеб убивает волхва". Гравюра 19 века.


Изяслав и его братья соблюдали неразрывную дружбу с Греками и давали им войско, которое в частых внутренних неустройствах поддерживало слабых Императоров на троне. Знаменитый Алексий Комнин, еще не Государь, но только Полководец Империи, в 1077 году, смиряя мятежника Никифора Вриения, имел с собою множество судов Российских.

Ярославичи возвратили Константинопольскому Патриарху важное право ставить Киевских Митрополитов: Георгий, преемник Иларионов, родом Грек, был прислан из Царяграда; устрашенный, может быть, раздором Князей, он чрез несколько лет выехал из нашего отечества. С того времени Церковь Российская, до самого падения Восточной Империи, зависела от Патриарха Константинопольского, и в росписи Епископств, находившихся под его ведением, считалась семидесятым. В знак уважения к достоинству наших Митрополитов, Патриархи обыкновенно писали к ним грамоты за свинцовою, а не восковою печатью: честь, которую они делали только Императорам, Королям и знаменитейшим сановникам.

Успехи Христианского благочестия в России не могли искоренить языческих суеверий и мнимого чародейства. К Истории тогдашних времен относятся следующие известия Несторовы: В 1071 году явился в Киеве волхв, который сказывал народу, что Днепр скоро потечет вверх и все земли переместятся; что Греция будет там, где Россия, а Россия там, где Греция. Невежды верили, а благоразумные над ним смеялись, говоря ему, чтобы он сам берегся. Сей человек (пишет Нестор) действительно пропал в одну ночь без вести.

Около того же времени сделался в Ростовской области голод. Два кудесника или обманщика, жители Ярославля — основанного, думаю, Великим Князем Ярославом, — ходили по Волге и в каждом селении объявляли, что бабы причиною всего зла и скрывают в самих себе хлеб, мед и рыбу. Люди приводили к ним матерей, сестер, жен; а мнимые волхвы, будто бы надрезывая им плеча и высыпая из своего рукава жито, кричали: «Видите, что лежало у них за кожею!».

Сии злодеи с шайкою помощников убивали невинных женщин, грабили имение богатых и дошли наконец до Белаозера, где Вельможа Янь, сын Вышатин, собирал дань для Князя Святослава: он велел ловить их, и чрез несколько дней белозерцы привели к нему двух главных обманщиков, которые не хотели виниться и, доказывая мудрость свою, открывали за тайну, что Диавол сотворил тело человека, гниющее в могиле, а Бог душу, парящую на небеса; что Антихрист сидит в бездне; что они веруют в его могущество и знают все сокровенное от других людей. «Но знаете ли собственную вашу участь?» — сказал Янь. «Ты представишь нас Святославу, — говорили кудесники: — а если умертвишь, то будешь несчастлив». Смеясь над сею угрозою, он велел их повесить на дубу, как государственных преступников.

Не только в Скандинавии, но и в России Финны и Чудь славились волшебством, подобно как в древней Италии Тосканцы. Нестор рассказывает, что новогородцы ходили в Эстонию узнавать будущее от тамошних мудрецов, которые водились с черными крылатыми духами. Один из таких кудесников торжественно осуждал в Новегороде Веру Христианскую, бранил Епископа и хотел идти пешком через Волхов. Народ слушал его как человека божественного. Ревностный Епископ облачился в святительские ризы, стал на площади и, держа крест в руках, звал к себе верных Христиан. Но ослепленные граждане толпились вокруг обманщика: один Князь Глеб и дружина его приложились к святому кресту. Тогда Глеб подошел ко мнимому чародею и спросил: предвидит ли он, что будет с ним в тот день? — Волшебник ответствовал: «Я сделаю великие чудеса». «Нет!» — сказал смелый Князь — и топором рассек ему голову. Обманщик пал мертвый к ногам его, и народ уверился в своем заблуждении.

 


 

Марина ГеоргиеваКомментарий Марины Георгиевой:

О пророках и волшебниках — это очень интересно. Двоеверие… Принято считать, что именно оно принципиально отличает русскую культуру от культур других народов: своеобразием нашей культуры стали языческие традиции, на которые наложились особенности христианского мировосприятия.

Н.И. Толстой пишет:

«Христианство лишь частично уничтожило довольно свободную и в некоторых отношениях достаточно аморфную структуру язычества, поставило его в иные условия и подчинило своей значительно более высокой иерархии ценностей. Бытовое христианство предоставило языческим мифологическим персонажам и представлениям статус “нечистой силы”, отрицательного духовного начала, противостоящего силе “крестной”, чистой и преисполненной святости.

Образно говоря, в народном фольклорном представлении небо оказалось занятым силами небесными, праведными и божественными, преисподняя, подземный мир, болота, ямы и овраги — силами нечистыми и темными, а земля — место борьбы двух миров и начал, и человек и его душа — средоточие этой борьбы.

Силы эти все же неравноправны и не равновелики, ибо воля Божья и промысел Божий господствует над всем и определяет все.»

Кстати, некоторые авторы, говоря об особенностях этого периода, выделяют некую «третью» культуру — не христианскую, но и не языческую. К ней, пишет тот же Н.И. Толстой, «можно отнести юродство (впоследствии ставшее одним из церковных институтов), скоморошество (периодически то гонимое, то поддерживаемое власть имущими), городскую карнавальную, ярмарочную площадку и лубочную культуру, дожившую до нашего века и имевшую свою автономную эволюцию и свои локальные пути развития».

А еще уже тогда были лунники, громовники, астрологии, гадательные книги Рафли, шестокрылы, Златая Матица и прочие произведения, составлявшие большой комплекс "ложных" книг. Они запрещались официальной церковью, однако продолжали храниться и переписываться вплоть до конца XVII в.

Многие из них использовались древнерусскими еретиками в качестве основы или подтверждения своих учений.

 

история россии АкунинКомментарий Игоря Скифа:

Так как сейчас мы подводим итог княжению Великого князя Изяслава Ярославича процитирую здесь взгляд Бориса Акунина на его княжение:

«Получив Киев благодаря младшим братьям, Изяслав оказался зависим от них. Скоро у младших Ярославичей возникло искушение избавиться от этого слабого правителя. В 1073 году Святослав с Всеволодом выступили против Изяслава совместно.

И опять он сдался без боя. Забрав с собой всю богатую казну, Изяслав с семьей опять уехал в Польшу. Он рассчитывал снова получить помощь, а былые вины перед королем искупить щедрыми дарами. Болеслав подношения от шурина принял, а войска не дал.

Начались унизительные скитания по европейским дворам. Изяслав просил поддержки у германского императора Генриха IV, которому тоже дарил богатые подарки. Но император ограничился тем, что послал в Киев письменное увещевание.

Тогда изгнанник стал молить о покровительстве папу Григория VII, обещая после возвращения подчинить русскую церковь Риму. Все эти мытарства ни к чему бы не привели, но в 1076 году новый великий князь Святослав внезапно умер (от неудачной хирургической операции — «разрезания желвака»), и в этой ситуации Болеслав решил, что теперь можно помочь свойственнику, большого риска не будет.

Изяслав вновь, опять с польским войском, пошел на Киев. Там уже сидел Всеволод, однако сопротивляться не посмел — предпочел уступить верховенство старшему брату. Изяслав стал великим князем в третий раз. Ненадолго.

В 1078 году в Черниговскую землю явился требовать своей доли Святославов сын Олег (будущий «Гориславич»). Дядья разбили его дружину, но в кровопролитном бою многострадальный Изяслав пал, сраженный ударом копья.

Наследник Ярослава Мудрого сложил голову в малозначительной стычке с младшим родственником — вот как низко пал авторитет киевского князя через неполные четверть века после смерти могущественного монарха.»

Акунин Б. «История Российского государства».
Том 1: «От истоков до монгольского нашествия. Часть Европы» (М., 2014 г.)

 

Марина ГеоргиеваКомментарий Марины Георгиевой:

Раз уж мы недавно вспоминали Трояна из Слова о полку Игореве, продолжу о Слове в связи с двоеверием. Среди исследователей Слова кипели и кипят нешуточные страсти в отношении конфессиональной принадлежности его создателя. В 5-томной «Энциклопедии "Слова о полку Игореве"», изданной в 1995 г. под эгидой Института русской литературы РАН (Пушкинского Дома), читаем:

«К бесспорно языч. элементам относят упоминание слав. языч. божеств — Велеса, Дажьбога, Стрибога, Хорса, а некоторые исследователи и Трояна. Мифол. персонажами многими признаются Див, Дева-Обида, Карна, Жля.

Исследователи отмечают также языч. поклонение природе в С., прежде всего солнцу, анимизм, веру в оборотничество, вещие сны, в магич. действия, в предзнаменования и др. (подробнее см. Языческие элементы в «Слове»). К словам и оборотам, связ. с христианством, относят название половцев «погаными» (т. е. язычниками), противопоставление в конце произведения «христиан» и «поганых», упоминание о храмах Софии Киевской, Софии Полоцкой, Богородицы Пирогощей, о звоне колоколов и «заутрени», о суде Божьем («слава на суд приведе», «суда Божиа не минути»), о Боге, который «Игорю путь кажет»...

Исследователи, считавшие автора С. язычником, по-разному объясняли христ. мотивы в С.

По мнению В. Стоюнина, в поэме

«мы еще не видим никакого влияния христианства. Только в конце поэмы один маленький эпизод говорит, что речь идет о князе-христианине, но, собственно, для характеристики самих идеалов поэта он не имеет никакого значения»...

По мнению С. К. Шамбинаго, заключит. часть поэмы, содержащая христ. терминологию, испорчена переписчиками:

«В исходе „Слова“ отсутствует присущая памятнику стройность, упоминается неожиданно о церквах, об иконе Богородицы Пирогощей, к которой едет прикладываться Игорь и которой, кстати, не было еще в Киеве в это время...

Нескладное обращение к князьям и дружине, поборающим за христиан на поганых, также находится в прямом несоответствии со всем тоном памятника. Поборать за христиан на поганых — термин поздний, он — тенденция воинской повести послемонгольского периода.

Наконец, традиционное и опять не вяжущееся со всем предыдущим заключительное слово „аминь“ показывает, что весь исход сильно изменен переписчиком позднего времени, сделавшим неумелое сокращение и исказившим стиль памятника» («Слово о полку Игореве». С. 182—183).

Категорически отрицал наличие в С. элементов христианства и А. С. Орлов, который склонен был даже видеть в С. «протест против новой идеологии и ее форм»...

Др. исследователи С. придерживаются прямо противоположной точки зрения, считая автора С. христианином. Это мнение высказывали А. С. Шишков, Н. Ф. Грамматин, М. А. Максимович, Д. Н. Дубенский, Е. Огоновский, Вс. Ф. Миллер, М. С. Грушевский, Р. Абихт, Е. В. Аничков, М. Н. Сперанский, В. Ф. Ржига, И. П. Еремин, Д. С. Лихачев, Б. А. Рыбаков, К.-Д. Зееманн, В. В. Кусков, Р. Мюллер и др.

Гл. свидетельством христ. воззрений автора С. сторонники этой точки зрения считают противопоставление в поэме христиан и язычников. В половцах автор С., по мнению Зееманна, видел «угрозу христианской государственности со стороны язычников», он прославляет Игоря в конце сочинения за то, что тот сражался с язычниками за Христову веру».

Миллер, напр., утверждал, что с именами языч. божеств в С.

«не соединяется никакого мифического представления», что они употребляются автором С. как украшающие эпитеты. Автор С. — «христианин, не признающий языческих богов и упоминающий имена их с таким же намерением, как поэты XVIII века говорили об Аполлоне, Диане, Парнасе, Пегасе и т. п.»...

Некоторые исследователи полагают, что и христ., и языч. элементы в С. являются отражением религ. верований автора-двоеверца. Памятником двоеверия считали С. Ф. И. Буслаев, А. Н. Веселовский, И. Е. Забелин, Е. В. Барсов, Н. Михайлов, Е. В. Петухов, Б. В. Сапунов, А. Болдур, А. Н. Робинсон, Ю. М. Лотман, В. С. Горский, Т. М. Николаева, А. И. Макаров и В. В. Мильков и др.

По словам Буслаева, С. хотя и принадлежит к тому времени, когда христианство не только распространилось, но и утвердилось в народе, однако «носит на себе все признаки язычества»...

Против уподобления поэтич. приемов автора С. стилистике поэтов XVIII в. высказался и Барсов. По его мнению, насколько поэты XVIII в. были далеки от дохрист. язычества и чужды его миросозерцания, настолько автор С. был к нему близок и, «состоя в церкви, в мире своих верований, мог носить сочувствие к преданиям эпической старины».

Между христ. поэтом XVIII в. и автором С., христианином XII в., по мнению Барсова, — бесконечная разница.

«Если для первого имена божеств были лишь только риторические узоры, бьющие внешним блеском, то под пером последнего они отражают свою жизненность ... и поэтому в течение целых веков не перестают производить истинно художественное впечатление»...

По мнению Лотмана, языч. элементы в С. — не риторич. украшения, а отражение системы двоеверия, «которую не сохранили памятники церковного происхождения, но которая бесспорно определяла религиозное лицо киевского мирянина, а в народной среде дожила до XIX в.»

 




Рекомендуем обратить внимание на книгу:
Падение Третьего Рима.
Духовные основы возрождения Русского Православного Царства

Реформа патриарха Никона и истинные причины церковных преобразований XVII века.

книга падение третьего римаКнига «Падение Третьего Рима» буквально взрывает наши представления о церковной реформе патриарха Никона.
Автор, собрав и систематизировав факты и сведения, убедительно описывает события, произошедшие в России во второй половине XVII века, показывая, что истоки многих проблем, как церковных, так и социально-политических, коренятся в трагедии раскола Русской Церкви.

При всей серьезности исследования книга написана доступным языком и будет интересна не только специалистам, но и широкому кругу читателей. Об этом свидетельствует и интерес читателей — с 2009 по 2015 год книга выдержала уже четыре переиздания.



Как издать свою книгу?

издательство Скифия, издание книгИздательство «Скифия» выполняет заказы на издание книг от организаций и авторов, издающих свои произведения на собственные средства. Более чем 14-летний опыт работы, своя издательская и полиграфическая база, собственная отлаженная система распространения позволяют нам предложить оптимальное предложение на книгоиздательском рынке услуг. Мы работаем на всю Россию и Зарубежье.


Еще по теме:

Плен Володаря. Смерть трех Князей знаменитых.
Том II. Глава 07. (04) ► 1113—1125 г. Владимир Мономах.

Плен Володаря. Смерть трех Князей знаменитых.

Завоеванием Минска и приобретением Владимира (Волынского) Мономах утвердил свое могущество внутри Государства, но не думал переменить системы наследственных Уделов, столь противной благу и спокойствию отечества.
Усмирение Минского Князя и Новогородцев. Изгнание и бедствие Князя Владимирского. Венгры, Богемцы и Поляки в России. Их неудача.
Том II. Глава 07. (03) ► 1113—1125 г. Владимир Мономах.

Усмирение Минского Князя и Новогородцев. Изгнание и бедствие Князя Владимирского. Венгры, Богемцы и Поляки в России. Их неудача.

Владимир, одолевая внешних неприятелей, смирял и внутренних. Князь Глеб Минский, Беспокойные Новгородцы, Князь Ярослав Владимирский,

Это интересно:


Рецензии на наши книги: "Биография и мифология Виктора Сосноры"

Рецензии на наши книги: "Биография и мифология Виктора Сосноры"

В Журнале "Новый мир" (№2, 2015 г.) вышла рецензия Кирилла Корчагина на книгу Вячеслава Овсянникова "Прогулки с Соснорой". Представляем ее вашему вниманию.

Подробнее

Наши книги. Белорусский народный песняр: Поэт Якуб Колас и его поэма «Симон Музыкант»

Наши книги. Белорусский народный песняр: Поэт Якуб Колас и его поэма «Симон Музыкант»

Поэму «Сымон-музы́ка» называют сокровищницей белорусского языка. Она наполнена музыкой слова талантливого поэта, музыкой, идущей из самых глубин белорусской земли. Поэма входит в золотой фонд белорусской литературы. В Республике Беларусь ее обязательно изучают в школе. Литературный текст стал источником вдохновения для творцов самых разных видов искусства: по мотивам поэмы поставлены кинофильм, теле и радиоспектакль, созданы симфоническая партитура и либретто оперы, написано множество картин. Ранее на русский язык поэма целиком не переводилась.

Подробнее


Рекомендуем обратить внимание на книги:


О влиянии Евангелия на роман Достоевского «Идиот»

Соломина-Минихен Н. (монахиня Ксения)
О влиянии Евангелия на роман Достоевского «Идиот»

Очередная книга доктора философии Н.Н. Соломиной-Минихен (монахини Ксении) посвящена выявлению смыслов обширного евангельского подтекста романа «Идиот».

Цена: 360
Россия и Соединённые Штаты

Сорокин П.
Россия и Соединённые Штаты

Книга была написана в 1944 году, когда обе страны — союзницы по войне с фашистской Германии — достигли максимального сближения за всю историю ХХ века. Основной тезис книги: обе нации, русские и американцы — конгениальны и между ними, по мнению автора, никогда не было и не будет фундаментальных противоречий на уровне жизненно важных ценностей.

Цена: 600

Полезное: