(812) 575-25-66 | skifiabook@mail.ru
   

КОРЗИНА
Мои заказы

Ваша корзина пуста

Книжный интернет-магазин

Каталог книг в продаже



data-yashareQuickServices='vkontakte,facebook,twitter,lj,friendfeed'>
Россия, или Четвертый вопрос философии

Раскин А.
Россия, или Четвертый вопрос философии

ISBN:978-985-6479-56-8
Издательство:Экономпресс
Город, год:Минск, 2010
Формат:Стандартный книжный мм.
Тип переплета:Твердый переплет
Количество страниц:496 стр.
Тираж:800 экз.

Тираж книги временно закончен

Туманность исторического прошлого России, специфичность ее исторической жизни по сравнению с Западом и Востоком обусловили многообразные версии разгадки «лица России». Автор книги собрал воедино и подробно исследовал все «ответы», полученные философией России за два столетия, связав их с основными мировыми философскими системами, историческими событиями, на фоне которых происходили «поиски России», с русской литературой и личной судьбой каждого из плеяды выдающихся русских мыслителей. Книга написана в жанре интеллектуального расследования.

По известному определению Льва Толстого уровень личности выражается дробью, в которой знаменатель — то, как человек представляет самого себя, а числитель — как его оценивают окружающие. Такой же подход применим и ко всякому народу, но особый смысл он приобретает в отношении России, которая на протяжении нескольких последних веков усилиями своих лучших умов пыталась определить себя и свое значение в мировой истории.

В книге «Россия, или Четвертый вопрос», взяв в качестве «числителя» единство судьбы человечества, а в качестве «знаменателя» многообразные представления России о самой себе, автор книги попытался вывести объективную и внеисторическую «формулу России», которую он в результате определяет новым социологическим понятием — миражная цивилизация.

По мере движения к этой формуле по-новому раскрываются, казалось бы, известные и давно изученные факты из истории России. Читатель получит ясное представление, чем различались «эпоха» Александра I, «век» Николая I, «пора» Александра II, «время» Александра III и кем был последний российский император Николай II. А также узнает, были ли у русских и англичан общие предки; почему народ в России почитает Богородицу и равнодушен к фигуре Христа; откуда берет начало русская интеллигенция и почему она всегда оппозиционна российской власти; о чем Толстой написал роман «Война и мир»; как и почему возник феномен Серебряного века; за что Ленин ненавидел Россию; почему китайцы и маньчжуры тысячу лет боялись переходить Амур и не заселили Сибирь и Дальний Восток — и многие другие прямые и сравнительные факты российской и мировой истории. Обо всём этом и не только в книге Россия, или Четвертый вопрос философии (А. Раскин)

Из послесловия научного редактора:

Когда всерьез задумываешься о Вселенной, немедленно хочется уличить весь мир во вселенской несерьезности.
Афоризм автора

Затруднительно отнести книгу А.И. Раскина к какому-то определённому роду или жанру литературы или указать «вид издания», как того требуют издательские стандарты. Это не научный трактат и не учебное пособие. Книга Раскина, несмотря на её содержание, имеющее историко-философский и научный характер, рассчитана, по большому счёту, на иной тип восприятия, не понятийно-аналитический, а художественно-синтетический. В таком случае, наукообразное оформление текста могло бы помешать автору выполнить свою художническую задачу, а читателю помешало бы правильно настроиться на понимании намерения автора.

Автор обширно осведомлён в философских премудростях, но как художник он вправе не отягощать текст академическими формальностями. Как театральный режиссер (по своей основной деятельности) А.И. Раскин сплел сценическую интригу, написал как бы «драму идей», несущую катарсис, очищение. Впрочем, слово «драма» здесь тоже сомнительно, поскольку драме полагается иметь форму диалога, взаимодействия речей, жестов и поступков героев, объемлемых сценическим хронотопом.

Текст Раскина по форме выглядит как повествование, а не диалог. Однако по сути автору всё же удалось добиться диалогического взаимодействия частей текста, идей и персонажей. Удалось преодолеть то, что Гегель осуждающе называл «рядоположностью» понятий. Гегель преодолевал рядоположность безразличных друг к другу элементов путём диалектической логики, опирающейся на принцип противоречия, восходя от абстрактного к конкретному и приводя понятия в имманентную связь, положенность друг в друге. Раскин преодолевает рядоположность «русских идей» и их авторов путём не только понятийного сопоставления, но и художественно-драматического представления, событийного сплетения судеб. Художественно-эстетический взгляд на историю русской философии, как и философский, стремится к целостному постижению, но его результат — не только понятийная конструкция, но и переживаемый образ.

Русская философия увидена в плоти исторического существования, а не рядом с нею. Здесь не только «объективные характеристики» на «субъектов» русской философии, но и попытки понять их благодаря сопереживанию с ними, следованию за ними по жизненному и творческому пути. Книга начинается почти как очередное пособие по истории русской философии. Но, по закону драматического действа, событийный накал нарастает. Постепенно намеченные линии стягиваются в один клубок. Так, персонаж, казавшийся сначала непричастным к трагедиям русских революций (русская религиозная философия), вдруг оказывается alter ego и соучастником другого персонажа (русского революционного марксизма), на который в последнее время принято взваливать всю историческую ответственность.

Раскин, подобно Шпенглеру, — не только аналитик, но и прежде всего физиономист. Его персонажи — живые «действующие лица», а не препараты в анатомическом театре. Ни одно изложение истории русской философии не производило на меня такого впечатления цельности процесса. Раскин умышленно пренебрёг канонами трактата, как бы демонстрируя, что он написал не монографию, а своеобразный сценарий, художественное произведение, в котором важны живые физиономии и судьбы людей, а не отвлечённые понятия о них. По книге Раскина мог бы получиться документально-игровой фильм, который дал бы возможность зрителям пережить возвышающий катарсис благодаря интеллектуальному и эмоциональному причащению к делу искателей «русской идеи».

 

СМОТРЕТЬ СОДЕРЖАНИЕ КНИГИ

 

Об авторе:

Раскин АркадийРаскин Аркадий Исаакович
Родился в 1947 году в  г. Полоцк Витебской области, Беларусь. Театральный режиссер.
В 1973 году окончил  факультет режиссуры Ленинградского института культуры
В 1984 году (заочно)  —  факультет театральной режиссуры ГИТИС (курс Анатолия Васильева).
1973 – 1977 — заведующий кафедрой режиссуры клубно-массовых представлений Челябинского института культуры.
1977 – 1991 — режиссер-постановщик Хабаровского ТЮЗа, основатель и художественный руководитель Белого театра в Хабаровске.
1991 – 2007 — режиссер-постановщик, заместитель Художественного директора Московского театра — театра Европы  «Школа драматического искусства» п\р Анатолия Васильева.
с 1995 — ответственный (непременный) секретарь альманаха «Академические тетради» Независимой академии эстетики и свободных искусств.

Автор-составитель сборников  «Россия. Конец века» (1996), «Теория театра» (2001), «Потерянные пьесы» (2001), «Теоремы культуры» (2003) — М.  изд. A.D.&T.
Теоретическая работа: «Искусство в двоичном коде: реализм и модернизм, включая театр» (сб. «Теория театра», 2001 г.)
«Россия, или Четвертый вопрос философии» — трагическая книга-спектакль об Отечестве, в котором, на фоне Вечности и Рока, рождаются, живут и умирают прекрасные идеи и их благородные авторы.
Живет в Москве.




Это интересно:


Издание современной поэзии

Издание современной поэзии

В 2008 году в нашем издательстве был запущен спец. проект — книжная серия "Скифия: антология сетевой поэзии". Эта многотомная антология современной поэзии была призвана дать возможность современным авторам найти свою аудиторию.

Подробнее

Наши авторы: Кот Басё. "Обожаю дерзить и кусаться, прятаться в старый плед"

Наши авторы: Кот Басё. "Обожаю дерзить и кусаться, прятаться в старый плед"

Уход от привычной строфики во многих произведениях Кота Басё накладывает определенные требования — читатель тоже должен чувствовать ритм. Автор разрешает читателю остановиться только там, где она сама того захочет.

Подробнее


Рекомендуем обратить внимание на книги:


Рассказы под зонтом

Теркель А., Знаешев И. (ред.-сост.)
Рассказы под зонтом

Антология сетевой поэзии, том 9

Стихотворения в Сети — это бесконечный фильм, в котором герои меняются так быстро, что уж не помнишь их лиц. Стихотворения на бумаге — это фотоснимок, на котором схваченный момент запечатлен навсегда.

Цена: 250
Спортивные породы лошадей Европы

Политова М.
Спортивные породы лошадей Европы

В книге представлена современная характеристика спортивного коневодства европейских стран. Уникальные полноцветные фотографии помогут любителю и специалисту составить о них наиболее полное представление. Главное достоинство этой книги – информативность. Книга содержит достаточно подробное описание трех десятков спортивных пород лошадей Германии, Голландии, Франции, Испании, Португалии, Дании, Ирландии, Швеции, Бельгии, Австрии и Швейцарии.

Цена: 120