(812) 575-25-66 | skifiabook@mail.ru


Жанр книги (теги):   ►  Классическая и современная проза   
Жизнь на грани

Задорожный А.
Жизнь на грани

Издательство:Скифия
Город, год:2017
Формат:Стандартный книжный
Тип переплета:Твердый переплет
Количество страниц:360 стр.
Возрастная категория:16+
Цена: 640 руб. книжный интернет магазин спб




Иллюстрации: Денис Араев

yesyesyes Повести и рассказы молодого петербургского писателя Антона Задорожного, вошедшие в эту книгу, раскрывают современное состояние готической прозы в авторском понимании этого жанра. Произведения написаны в период с 2011 по 2014 год на стыке психологического реализма, мистики и постмодерна и затрагивают социально заостренные темы.

 

От автора:

Началось все с того, что в детстве родители привили мне интерес к чтению. Мальчишкой я прочитал «Сияние» Стивена Кинга, и это — без преувеличения — перевернуло мою жизнь, побудив заниматься литературным творчеством. В итоге я там, где я есть сейчас. Не знаю, где окажусь завтра, но хочу сказать спасибо моему хорошему другу и редактору Илье Попенову, работающему со мной все эти годы, и научному руководителю Виктору Михайловичу Сорокину. Именно эти два человека настаивали на том, чтобы я прекратил писать в стол. И вот перед вами сборник современной литературной готики, в авторском ее понимании. Я имею в виду смесь психологического реализма и мистики, слегка приправленную постмодернизмом.

Вообще, готическая проза — известное явление в мировой литературе, зародившееся в XVIII веке (пожалуй, с «Мельмота Скитальца» Чарльза Метьюрина). Можно сказать, что готическая проза стала основой для литературы сверхъестественного ужаса, хорошо знакомой многим по произведениям Стивена Кинга, Говарда Лавкрафта и других мастеров жанра.

Будучи крайне популярной не только в Англии и Франции (упомяну «Поворот винта» Генри Джеймса, рассказы Амелии Эдвардс или «Эликсир долголетия» Оноре де Бальзака), она имела успех и у нас, по преимуществу в царской России, возбудив умы именитых писателей той поры. Было бы неправильно умолчать о таких бриллиантах, как «Блаженство безумия» Н.А. Полевого и «Штосс» М.Ю. Лермонтова. Мне легко вспоминаются «Вий», «Нос» и «Шинель» Н.В. Гоголя, «Пиковая дама» А.С. Пушкина. С удивлением нашел у И.С. Тургенева готические произведения («Призраки», «Песнь торжествующей любви», «Рассказ отца Алексея»). Уверен, каждый из вас может продолжить этот список.

Все три рассказа и три повести, составляющие мою дебютную книгу, занимают особенное место в сердце. Они были написаны с 2011 по 2014 год. В работе над книгой помогли и личный опыт, и профессиональные психологические знания в сочетании с жизнелюбием. Я не всегда знаю, чем закончится история и куда придет ее герой на последней странице. Но знаю, что прекрасные иллюстрации Дениса Араева привнесли иное, визуальное измерение в каждую из них. Считаю себя литератором, а не нахожу слов, чтобы выразить всю благодарность художнику. Равно как и тем, кто меня любит и поддерживает все эти годы.

«Историю, рассказанную человеком средних лет» меня побудила написать потеря близкого друга, ушедшего из жизни в 2009 году (если вы любите английские ghost stories, то заметите, что все исполнено по канонам жанра). С последующими своими творениями я начал искать собственный стиль, экспериментируя с композицией и не стесняясь выносить к обсуждению злободневные темы. В их числе проблемы взаимоотношений в семье (повести «Измена» и «Ответ», касающиеся запретной любви), дискриминации социально незащищенных слоев населения («Жизнь на грани»), влияния СМИ на массовое сознание и последствий употребления наркотиков молодыми людьми (рассказ «Карикатура»).

За десять лет творческой деятельности я пришел к выводу, что автор занимается творчеством, когда не представляет без него своей жизни. А оно, на мой взгляд, — диалог человека с человеком посредством произведений искусства. На этом заканчиваю предисловие, и потом мы посмотрим, как написанное отзовется в ваших душах.

 


Из отзывов:

Недавно прочел книгу Питерского писателя, Антона Задорожного- “Жизнь на грани”. И чем же меня привлекла данная литература? Мне как большому любителю Питера и интересных персонажей, было по кайфу все это читать. Северная Столица- здесь выставлена в своем неповторимом стиле, а персонажи яркие и очень интересно за этими ребятками наблюдать. Отдельного разговора заслуживает сюжет книги и Авторский язык. Вот здесь, и начинается самый настоящий Хардкор- чувствуется, что слова настоящие были напечатаны с болью и с дикой страстью, и ценность художественная чувствуется, ну а сюжет тянет и тянет в этот мистический, темно-сказочный Мир Задорожного. Эта книга, вызовет однозначно кучу эмоций, ведь в ней столько интересных креативных пазлов, которые словно змеи-удавы скрутят так что прочтешь за один присест.

Кирилл Карпекин

***

"Вышла тут не так давно книга, про которую я не могу не написать. Только что закончила читать и пишу, как говорится, по горячим следам... книга Питерского писателя Антона Задорожного. ~ЖИЗНЬ НА ГРАНИ ~ . Искра. Буря. Восторг. Антоха я ожидала классное чтиво .... Но предугадать что книга окажется настолько шикарной я даже не могла. Книга состоит из шести произведений написанных в период с 2011 до 2014.....

В первую очередь меня поразило то как автор описывает город.... Лиговка...Васька.... Петроградка.... Сразу видно что некоторые дома и улицы тебя очень вдохновляют.....во вторую очередь Антон.....передай огромное браво Араеву Денису....Иллюстратору..... Он настолько четко схватывал каждый рассказ .... Просто удивительно...))) ну и в третьих сюжет и язык которым ты пишешь....тут и остренькие словечки...и возвышенные описания мыслей главных героев (спойлеров не будет читайте сами ОНО ТОГО СТОИТ!!!) действительно рекомендую тем кто ищет чего бы нового почитать ...))) и да...впервые за долгое время читаю бумажную книгу) )))) не электронную"

Евгения Анисеня

***

Всем привет! Прочитал недавно книгу Антона Задорожного — «Жизнь на грани», состоящую из нескольких рассказов и повестей. Книга очень понравилась! 
Автор затрагивает сложные темы жизни и смерти, взаимоотношений между людьми, вопросы вероисповедания, влияния СМИ, жизни в коммуналках, политики и радикализма, затрагиваются проблемы незащищенных слоев населения, вещие сны. 

Несмотря на серьезность данных тем, в книге много юмора. Хочется отметить также, что автор в каждом из своих героев выделяет две стороны, в основном не давая оценочных суждений, оставляя простор для размышлений читателю. Другими словами, в книге нет безусловно «хороших» и «плохих» парней. 

Увлекательные герои, животрепещущие темы, потрясающая атмосфера от мистического описания Северной столицы и сюжетной линии. Надеюсь на продолжение! smiley

P.S. Потрясающие иллюстрации Дениса Араева в начале каждого рассказа - отличное решение! (в том числе обложка книги). Сразу настраивает на нужный лад. )) yes

Юрий Чепкин


Из интервью:

АНТОН ЗАДОРОЖНЫЙ: Я ТАМ, ГДЕ Я ЕСТЬ СЕЙЧАС

Алена Конова

Задорожный Антон Жизнь на грани«Что касается жизни в интернате, она…достаточно своеобразна.
Не знаю, учились ли вы в таких местах, но на мою долю выпало жить в таком, какой лучше всего сравнивать с тюрьмой».

Именно с этих строк начинается «Жизнь на грани», именно эти строки задают настроение всей книге молодого петербургского писателя, психолога Антона Задорожного. Издание стремительно набирает популярность среди читателей. Повести и рассказы, вошедшие в него, написаны на стыке психологического реализма, мистики, постмодерна и затрагивают социально заостренные темы. 

Антон, насколько это автобиографическая проза?

— Рассказы и повести, вошедшие в первую книгу, были написаны в период с 2011 по 2014 год. В работе над ней мне помогли и личный опыт, и профессиональные знания в области психологии.

Так  «История, рассказанная человеком средних лет» (готическая проза в стиле  английских рассказов о приведениях – прим. авт.) написана в память о моем близком друге, которого, к сожалению, уже нет с нами. Описание интерната, быт, представленный в рассказе, герои – все это часть моей жизни. Кстати, больше года у меня ушло на обдумывание этого сюжета, а сам рассказ я написал практически за один день.

В процессе работы над другими своими произведениями я начал искать собственный стиль, экспериментируя с композицией и не стесняясь говорить на злободневные темы: проблемы взаимоотношений в семье (повести «Измена» и «Ответ»), дискриминации социально незащищенных слоев населения («Жизнь на грани»),влияния СМИ на массовое сознание и последствий употребления молодыми людьми наркотиков (рассказ «Карикатура»).

— Почему ты решил обозначить именно эти темы?
 
— В последнее время о них мало говорят в СМИ, чаще пишут, что все хорошо. Однако, к сожалению, это не совсем так. Проблемы в этих сферах есть и их надо решать. Безусловно, на меня, в том числе и как на автора, оказал влияние период, когда я работал психологом. Профессия в некоторой степени сказалась на моем отношении к действительности, и не в том смысле, что все плохо, а в том, что бывает весьма по-разному. Название книги «Жизнь на грани» отражает это видение. С одной стороны есть люди, которые оказываются на грани, с другой стороны жизнь-цветная, а не черно-белая. Мне хотелось показать именно это многообразие, натолкнуть читателя на размышление о людской природе, ведь темная и светлая стороны есть в душе каждого.

— Что побудило тебя стать психологом?

– Направление клинической психологии выбрал не случайно. Я родился с синдромом ДЦП, поэтому большую часть своего детства проводил в клиниках. Там впервые начал анализировать поведение людей, наблюдать за их жизнью. Наверное,именно это и послужило толчком к тому, что после окончания школы-интерната поступил в  институт специальной педагогики и психологии имени Рауля Валленберга в Петербурге.

—  Расскажи что-нибудь интересное из твоей практики психолога…

— В моей практике был опыт работы с восьмилетним ребенком с диагнозом СДВГ (когда ребенок крайне неусидчив, с трудом способен следовать инструкции, испытывает большие трудности в концентрации – прим.авт.), также у него имелись нарушения аутического спектра (характеризуются дефицитом социального взаимодействия, трудностями при контакте с другими людьми – прим.авт.). Полгода он ходил ко мне на сеансы, и я видел, как меняется его жизнь, отношения с родителями, как он учится себя контролировать. Сложно переоценить значимость этого момента. Да, ты понимаешь, что по окончании вашей совместной работы, пациент уйдет, и ты его больше не увидишь, но знаешь, что он будет помнить о тебе, а ты о нем. По крайней мере, для меня это всегда так. Поэтому, наверное, самое важное в моей жизни, то, что я работал по специальности.

Также в рамках практики занимался изучением отношения к наркотическим веществам у «подучетников» — детей-подростков, склонных к совершению преступлений. Эти ребята очень отличаются от детей из массовой школы: другие семьи, другие ситуации и особенности. Одна девушка рассказывала, что ее изнасиловал отчим, а на утро как ни в чем ни бывало дал сто рублей и попросил сходить в магазин за водкой, предлагал ей дружить…Наркотики и алкоголь привлекательны для этих ребят возможностью на время выпасть из окружающей действительности. Но если подросток себя ценит и видит на примере близких, до чего доводят подобные увлечения, то он может стремиться жить нормальной жизнью.

— Антон, как быть в такой ситуации?

—  Дети, подвергшиеся сексуальному насилию, часто не дают знать о случившемся никому из взрослых: боятся огласки и того, что дальше будет еще хуже. Еще реже они обращаются в полицию. В случае систематических сексуальных злоупотреблений могут даже «привыкнуть» к такому отношению. Что делать? На личностном уровне это вопрос самоценности. Вариантов много: уходы из дома, «вписки» у друзей, обращение за помощью к специалистам. Например, в крупных городах есть организации, дающие право и место временного проживания на срок до полугода, оказывается врачебная и юридическая помощь.

Подростку важно верить в себя, справиться со своим стыдом и страхом, чтобы поделиться новостью о произошедшем хотя бы с тем, кому он доверяет. Жизнь изменится, только если предпринять для этого шаги.

— Почему ты все же решил оставить профессию?

— Окончив институт, я был единственным в своей группе, кто пошел работать по специальности. Мечтал связать жизнь с полученной профессией, считал, что это мое призвание, но реальность оказалась суровой. Заработанных средств едва хватало для того, чтобы оплатить жилье. В какой-то момент пришло осознание: что-то нужно менять в своей жизни. Конечно, решение оставить профессию далось непросто.

— И ты почти сразу выпустил книгу…

— За десять лет творческой деятельности у меня собралось достаточное количество повестей и рассказов. Некоторые из них я отправил на конкурс в Санкт-Петербургский издательский дом «Скифия». Один рассказ вошел в сборник книжной серии «Антология живой литературы». Так началось наше плодотворное общение с издательством.

— Ты долгое время писал в стол… почему?

— Началось все с того, что в детстве родители привили интерес к чтению. Мальчишкой я прочитал «Сияние» Стивена Кинга, и это, без преувеличения, перевернуло мою жизнь, побудив заниматься литературным творчеством. Почти десять лет я писал, как говорится, для себя и даже не думал публиковаться. Например, материалы, созданные за два первых года моего творчества даже стыдно показывать — это такое грустное графоманство (смеется — авт.).

Потом, уже по мере того, как все больше, и больше набивал руку, стала появляться уверенность в том, что делаю. В какой-то момент пришло и понимание того, какой может быть книга. В итоге я там, где я есть сейчас.

— Но, все-таки, что послужило толчком к тому, что решил показать свое творчество миру?

— Считаю, что публиковаться автор должен будучи уверенным в том, что он написал, и в том, что написал это хорошо. Вот когда появляется такая уверенность, помноженная на опыт, тогда чувствуешь, что пришло время показать свое творчество миру. Важно уметь говорить с читателем на те или иные темы в своей собственной манере.

— Где взять эту уверенность?

— Из собственной начитанности… ведь ты учишься писать, читая других. Например, в  этом году на меня повлияли «Темные Аллеи» Ивана Бунина. А минувшей осенью открыл для себя прозу Романа Сенчина. Конечно, важна и постоянная практика. Если этого не будет, то никакого опыта наработать не получится. Хорошие вещи не пишутся быстро и сразу.

— Как ты реагируешь на критику?

— Весело (улыбается — авт.). Если это критика на уровне троллинга (троллинг — форма социальной провокации или издевательства в сетевом общении — прим. авт.), то можно просто посмеяться и пожалеть таких людей. В остальном же положительные, либо отрицательные отзывы оставляют о моей книге — не имеет особого значения — главное, чтоб читатель не остался равнодушным.

— Знаю, что ты готовишь выход второй книги… какой она будет?

—  Пока сложно о чем-то судить, работа в самом разгаре, не хочу спешить с выводами. Однако точно могу сказать, что это также будут рассказы и повести, но тематически совершенно иные, готика уйдет на второй план.

— Это связано с теми отзывами, что ты получил?

— Нет. Не ты должен идти за читателем, а читатель должен идти за тобой. Своим творчеством достучаться до каждого невозможно, да и изначально не было такой задачи. Сначала пишу для себя, а будут ли это читать — другой вопрос. Для меня творчество — диалог человека с человеком. Хорошо, если после прочтения моей книги у человека что-то останется внутри — это и будет моим диалогом с читателем. Это для меня важнее, чем просто отзывы.

— Многие твои читатели отмечают, что книга «Жизнь на грани» буквально пропитана Санкт-Петербургом…

— Сразу вспоминается случай, когда у меня был сложный период, и я переехал жить в коммуналку в районе Эрмитажа. Комната, в которой в итоге прожил целый месяц, была больше похожа на каморку. Проход в нее перегораживала кровать, на одной из стен были нарисованы безумные фиолетовые глаза, которые все время на тебя смотрели. Когда я туда заходил, создавалось ощущение, что попадал в иную реальность. Друзья, которые помогали с переездом шутили: вот ты будешь у нас андеграундный петербургский писатель (смеется — авт.).

Если говорить серьезно, в нашем городе, каждый двор, каждая улица — особенные и можно много интересного из них почерпнуть. Как на это не обращать внимания — я не знаю (улыбается — авт.)

— О чем ты сейчас мечтаешь?

— Хочу, чтобы люди не оказывались на грани, всегда шли вперед и никогда не боялись трудностей.

Антон Задорожный Жизнь на грани

Антон Задорожный "Жизнь на грани"

печать по требованию твердый переплет петербургпечать по требованию твердый переплет петербургпечать по требованию петербургпечать по требованию твердый переплет петербургпечать по требованию твердый переплет петербург




Похожие книги на нашем сайте (разделенные по жанрам):

купить книги интернет магазин петербург ►   Классическая и современная проза   


С этой книгой обычно покупают:

Умереть в раю

Гера Фотич
Умереть в раю

Герою нового романа пятьдесят. Страна, которой служил верой и правдой половину жизни, вынесла ему смертный приговор. А на другом конце света в США, среди изобилия, благополучно живут единственные близкие и любимые люди. Так хочется, хотя бы напоследок прижать их к себе, почувствовать родное тепло, пожить с ними в раю и... умереть. Потому, что Родина — это не место, где ты родился, а люди, которых ты хранишь в своем сердце!

Цена: 240
Едукарь

Антология короткой прозы
Едукарь

Едукарь — слово старое, русское. Звучит едко и остро, как прозвище. Прозвище и есть. Если перевести на современный язык, то получится «дока», «смышленый», умник. А разве современные писатели не относятся к этой категории людей, которых смело можно назвать Едукарями?

Цена: 580

все книги


Это интересно:


Наши авторы: К 80-летнему юбилею профессора И.Л. Альми

Наши авторы: К 80-летнему юбилею профессора И.Л. Альми

Представляем материал, подготовленный к юбилею замечательного литературоведа, филолога, доктора филологических наук, профессора Инны Львовны Альми. В издательстве "Скифия" вышли две книги этого выдающегося ученого.

Подробнее

Список организаций, получающих обязательный экземпляр книги при присвоении ISBN

Список организаций, получающих обязательный экземпляр книги при присвоении ISBN

С 19 февраля 2017 года в силу вступил приказ, в котором Министерство культуры РФ утвердило измененный перечень библиотек, получающих обязательный экземпляр бумажных книг и электронных изданий. Мы публикуем обновленный список рассылки обязательных экземпляров.

Подробнее

читать весь издательский блог



Библиотека текстов поэзии и прозы:


Наталья Тованчева: БЕРЛУСКОНИ

Наталья Тованчева: БЕРЛУСКОНИ

Наталья Григорьевна Тованчева — академик Международной академии телевидения и радио, заслуженный журналист Кубани, директор ГТРК «Кубань», обладатель орденов «Звезда мецената» и «Слава нации». Автор книги рассказов «Очень всякая жизнь».

Подробнее

Наталья Тованчева: БЕСКРЫЛЫЙ  АНГЕЛ

Наталья Тованчева: БЕСКРЫЛЫЙ АНГЕЛ

Наталья Григорьевна Тованчева — академик Международной академии телевидения и радио, заслуженный журналист Кубани, директор ГТРК «Кубань», обладатель орденов «Звезда мецената» и «Слава нации». Автор книги рассказов «Очень всякая жизнь».

Подробнее

в меню всей библиотеки текстов