(812) 575-25-66 | skifiabook@mail.ru
   


«НИВА». Россия. 1903 год. Неделя за неделей

Манувахов Х. (идея, проект)
«НИВА». Россия. 1903 год. Неделя за неделей

Годовая подборка журнала «НИВА» за 1903 год, приведенная в соответствие с современной орфографией

Издательство:Скифия
Город, год:Санкт-Петербург, 2018
Формат:Увеличенный книжный
Тип переплета:Твердый переплет
Количество страниц:704 стр.
Цена: 2500 руб. книжный интернет магазин спб




Идея, проект — Х. И. Манувахов
Подготовка текста, примечания: Л.И. Гуленкова, В.Н. Калиновская, Э.В. Осипова

Журнал «НИВА» на протяжении почти пятидесяти лет (до декабря 1917 г.) был одним из самых интересных и популярных российских изданий для семейного чтения. Годовая подборка «НИВЫ» публикуется практически в полном виде за исключением отдела беллетристики, некоторых биографий, части объявлений, рекламы и иллюстративного материала. 

Текст, иллюстрации и фотографии печатаются по материалам журнала «НИВА» за 1903 год. Тексты печатаются в соответствии с современной графикой, орфографией и пунктуацией, сохраняя при этом характерные особенности языка и стиля той эпохи.

 


Адольф Маркс на русской ниве

И. Сухих

Осенью 1859 года, отправляясь в далекую Россию, практически не говорящий по-русски двадцатилетний молодой немец еще не знал, что он станет фабрикантом читателей, издателем самого популярного русского журнала ХIХ века.

Адольф Федорович Маркс

Адольф Федорович Маркс. Портрет 1854 года

Адольф Федорович Маркс, сын владельца фабрики башенных часов, родился в Штеттине (ныне — польский город Щецин) в 1838 году, в десять лет потерял отца и после окончания гимназии был вынужден искать себе какое-то дело. Вопреки семейным протестам он выбрал книжную торговлю. Поработав в книготорговых фирмах Висмара, Берлина и родного Штеттина, с рекомендательным письмом появился в Петербурге.

Сменив несколько мест, Маркс оказался приказчиком немецкого отделения в книжном магазине Маврикия Вольфа, десятилетием раньше приехавшего в русскую столицу из Варшавы и уже сделавшегося известным и богатым издателем и книжным торговцем. Биограф (С. Либрович) описывает документ, относящийся к 1864 году и сохранившийся в архиве наследников Вольфа. На вырванном из конторской книги листе бумаги всего две строчки. «Дано Марксу на сапоги шесть рублей», — почерк Вольфа. «Шесть рублей получил сполна», — удостоверяет Маркс. С предоставленной новому работнику квартиры со столом, тридцатирублевого жалования и шестирублевого аванса для замены сносившихся сапог начиналась петербургская карьера Маркса. Самолюбивый «заморский немец», однако, не прижился у Вольфа. «Когда Маркс в 1865 году уходил от Вольфа, последний заметил ему, что из него «ничего не выйдет». — «Ну, это мы еще посмотрим», — ответил Маркс со свойственной ему самоуверенностью» (С. Либрович).

Поначалу правота оказалась на стороне Вольфа. Уйдя из книжного дела, Маркс был вынужден преподавать немецкий язык, служить конторщиком в Обществе российских железных дорог на сорок рублей жалованья и лишь через несколько лет смог вернуться к любимому занятию. В Германии, на родине Маркса, были популярны семейные журналы — с очерками, фотографиями, стихами и короткими рассказами. Что-то подобное он решил осуществить в России. В конце 1869 года никому не известный человек получает разрешение на издание в Петербурге еженедельного иллюстрированного журнала для семейного чтения. Деньги на него, согласно позднейшей легенде, были собраны посетителями немецкого ресторанчика в Зимином переулке, где постоянно бывал Маркс. Начинающий издатель хотел назвать свое детище «Беседка» (по имени одного из немецких журналов), но его уговорили выбрать более символическое название.

В декабре 1870 года в России появилась новая «Нива». Контора издательства разместилась на Малой Морской, дом 22 (после переименования ее в 1902 году в улицу Гоголя в выходных данных заботливо указывались оба названия). При жизни Маркса журнал сменил несколько редакторов. За редакторский плуг по вспашке «Нивы» в разное время держались писатели В.П. Клюшников, А.А. Тихонов (Луговой), Д.И. Стахеев, поэт и переводчик Ф.Н. Берг, князь М.Н. Волконский, историк Р.И. Сементковский (1897–1904). Но окончательное слово всегда принадлежало самому издателю.

Тираж журнала рос стремительно, обгоняя все другие русские журналы, в том числе и возникшее несколько позже, рассчитанное на аналогичную аудиторию, «Задушевное слово» прежнего хозяина Вольфа. Начавшись с 9 тысяч, «Нива» имела через десятилетие 55 000, к 1891 году – 115 000, а в начале нового века – уже 235 000 экземпляров. Со временем Маркс приобрел собственную типографию (Измайловский проспект, дом 29), в которой в две смены двадцать часов в день семьсот человек на ста пятидесяти машинах печатали журналы и книги, книги и журналы.

А.Ф. Маркс в редакции журнала "Нива"

А.Ф. Маркс в редакции журнала "Нива". Рисунок Е. Самокиш-Судковской. "Нива" 1904, №50, 11 декабря

Маркс привлекал и расширял круг читателей разнообразными издательскими выдумками. Первоначально в качестве бесплатных премий к журналу рассылались «Парижские моды» (так в свое время поступал даже Некрасов) и художественные репродукции. Картины Шишкина, Маковского, Репина, благодаря Марксу, попадали в самые дальние углы Российской империи. «В медвежьих углах и захолустьях, где скверный московский лубок является предметом роскоши, премия «Нивы» была своего рода откровением», — восхищался историк искусства П. Гнедич.

Однако в счастливой идее живописных приложений обнаружились подводные камни. Другой книгоиздатель, конкурент, И.Д. Сытин, вспоминает свой разговор с Марксом, относя его к началу 1880-х годов: «Очень хороши ваши картины-премии, которые вы прилагаете к «Ниве», — сказал я. — Но, как иностранец, вы, мне кажется, делаете одну ошибку… — Какую? — Да ведь каждый год все картины и картины, этак вы совсем перегрузите вашего подписчика. У него и стен не хватит, чтобы все ваши картины развесить… Он подумал, пожевал губами и сказал: «Когда все стенки завесят, я альбом буду давать…» — Да почему же все картины? вашему подписчику — вы извините меня — совсем не то нужно. — А что ему нужно? — Книга ему нужна! Мы народ безграмотный, и картинами нас грамотными не сделаешь». Сытин ли, кто-то другой высказал идею литературных приложений — но осуществил, сделал идею реальностью все-таки Маркс.

Начинались литературные приложения со сборников и случайных изданий. Но вскоре Маркс почувствовал перспективность нового направления и сделал основой бесплатных приложений книги крупнейших русских классиков и популярных современников. Через «Литературные приложения к «Ниве» прошла едва ли не вся русская литература. Маркс издал собрания сочинений Ломоносова, Фонвизина, Жуковского, Грибоедова, Лермонтова, Гоголя, Гончарова, Тургенева, Салтыкова-Щедрина, многих русских писателей второго ряда, иностранных классиков. Выпущенное Марксом собрание сочинений Лескова в 36 томах (1902–1903) — самое полное издание писателя, не превзойденное за сто лет.

Марксовский десятитомный Чехов (1899–1902) — первое прижизненное собрание, оказавшееся последним. Чехов, получив за авторские права 75 тысяч рублей, впоследствии по разному оценивал свои отношения с Марксом (вскоре авторские гонорары резко возросли). Но в момент заключения договора другого покупателя, кроме Маркса, писатель не нашел. Многолетний чеховский друг и издатель Суворин давал хорошие советы, но не спешил дать за издание хорошие деньги. Благодаря этому вроде бы невыгодному соглашению, Чехов смог относительно спокойно прожить последние годы и, кроме того, именно для этого собрания переработал некоторые ранние тексты, превратив их в шедевры. Когда же Чехов был переиздан приложением к «Ниве» (1903), по утверждению газетного рецензента, «читающая Русь получила сочинения Чехова за гроши, и Чехов разошелся в сотнях тысяч экземпляров». После смерти Чехова собрание было дополнено еще семью томами и долго оставалось наиболее полным и авторитетным источником чеховских текстов.

Переплёт собрания сочинений в 16 томах А. Чехова, 1903

Переплёт собрания сочинений в 16 томах А. Чехова, 1903

Издатель был расчетлив, но и рассчитывал на читателя. «Я всегда держался такого правила: вместо того, чтобы издать 2000 экземпляров книги по 15 рублей, я издавал 5 тысяч по 7. И редко ошибался в расчете. Если бы даже мое пятнадцатирублевое издание разошлось с успехом, я более был бы счастлив, распространив ту же книгу в двойном количестве экземпляров, но по цене вдвое более дешевой», — исповедовался он одному из знакомых. Беллетрист А. Амфитеатров вспоминал и такое:

«Я знаю многих литераторов, которые, отправляясь к Марксу для условий, соображали, сколько бы «заломить» с него, и возвращались весьма сконфуженными, потому что старик, не дав еще им высказаться, сам предлагал гораздо больше, чем они собирались просить».


Время от времени Маркс готовил и выпускал роскошные подарочные издания: «Потерянный и возвращенный рай» Д. Мильтона с 50 иллюстрациями Г. Доре (1878), «Сказки» братьев Гримм (1893), «Мертвые души» Гоголя с 335 рисунками разных художников (1900), «Лис Патрикеевич» Гете (1901). Большинство таких книг, демонстрируя высокий уровень полиграфического мастерства, были убыточными. Издатель выпускал их явно не для денег, а для души.

Картинки и книжные приложения были для читателя наживками и приманками. В центре издательских инициатив Маркса неизменно находился сам журнал. «Нива» имела подзаголовок: «иллюстрированный журнал литературы, политики и современной жизни». Но эти три аспекта — литература, политика, современная жизнь — в разной степени отражались в журнале. Политические новости обычно задвинуты на задворки номера, в разделы «Политическое обозрение» или «Смесь», и сводятся к краткой сухой информации о событиях в Англии, Америке или на Балканском полуострове. Русская политическая жизнь представлена информацией о назначениях послов и приеме их императором. Зато в одном из номеров мелькает заметка о политической жизни муравьев. Подлинная политика в «Ниве», как и в других подцензурных изданиях императорской эпохи, конечно отсутствует.

С литературой в «Ниве» тоже все обстоит достаточно странно. Давая в приложениях классиков, Маркс печатает в журнале преимущественно писателей второго ряда, беллетристов, произведения которых имеют лишь относительный интерес. К каждому номеру «Нивы» за 1903 год прилагается том Чехова или Лескова. В самом журнале в это время публикуются чеховские знакомые Виктор Тихонов, Лидия Авилова, Игнатий Потапенко, романисты М. Читау и К.Ф. Головин, случайные стихотворцы.

Пятнадцатилетием раньше (6 марта 1889 года) В. Тихонов передал Чехову мнение известного зоолога профессора Н. Вагнера: «Он считает Ваш талант выше всех русских писателей, как настоящих, так и прошедших (без исключения)… Он к Вам применил слова Тургенева о Л. Толстом: помните — «Л. Толстой слон между нами…». На это Чехов ответил:

«Я, вопреки Вагнеру, верую в то, что каждый из нас в отдельности не будет ни «слоном среди нас» и ни каким-нибудь другим зверем и что мы можем взять усилиями целого поколения, не иначе. Всех нас будут звать не Чехов, не Тихонов, не Короленко, не Щеглов, не Баранцевич, не Бежецкий, а «восьмидесятые годы» или «конец ХIХ столетия». Некоторым образом, артель».

Чехов в данном случае успокаивал разочарованного коллегу. Он стал заметен и выделился из артели довольно рано. Но в «Ниве», действительно, публиковались преимущественно артельные авторы конца ХIХ столетия. Лишь однажды читателям журнала крупно повезло: с марта по декабрь 1899 года в нем печатается (правда, с многочисленными цензурными искажениями) толстовское «Воскресение».

Своеобразие журналу придают не политика и не литература. Структура номера обычно строится на иных аспектахсовременной жизни. Внимательно взглянем на случайно выбранный номер «Нивы»: скажем, № 10 (выдан подписчикам 8 марта 1903 г.). Здесь помещены: стихотворение А. Круглова; картина Г. Мясоедова «Пасьянс»; иллюстрация с ХI выставки санкт-петербургского общества художников («Игра в шахматы» Г.К. Бакмансона); большой очерк с рисунками «Гимназисты на лоне природы» о сельскохозяйственной колонии в Кусарах; манифест императора Николая с призывами к спокойствию, обещаниями преобразований и преуспеяния; краткие биографические очерки с портретами епископа якутского и верхоленского Тихона и живописца П. О. Ковалевского; информация о международной выставке костюмов в Таврическом дворце, сопровождаемая рисунками, заметка «Слоны на военной службе», также сопровожденная рисунком.

Литература и политика в структуре журнала, как мы видим, вполне периферийны. Больше места отводится биографиям чем-то примечательных современников (ученый, художник, религиозный деятель) и занимательной научной информации (с акцентом на географию). Центральное же место занимают воспроизведения выставочных картин (каждая сопровождается краткой аннотацией) и специальные рисунки. Слово иллюстрированный в подзаголовке журнала оказывается, таким образом, ключевым. Каждый номер «Нивы» — скорее не литературный альманах, а маленький альбом, где сначала нужно посмотреть картинки, а потом отыскать подписи к ним (иногда они занимают несколько страничек). Иллюстрация — фундамент «Нивы». Исторический или географический анекдот и биография – ее несущие конструкции.

  • Оказывается, в Дрездене построили электрический дилижанс без рельс; здесь же он назван конкой (№ 4). Вот он, первый троллейбус! 
  • А у растений, как утверждает итальянский ученый д-р Тернос, есть «свой особый, хотя несложный душевный мирок», может быть, они даже могут мыслить (№ 18).
  • А человеческие уши, в отличие от носа, как выяснил «один англичанин», продолжают расти всю жизнь, и это – необъяснимая тайна (№ 14).
  • А в своем имении АсканияяНова Таврической губернии известный землевладелец Ф.Э. ФальццФейн акклиматизировал зебру (№ 15).
  • А в городе Рыльске Курской губернии открыт памятник земляку, «русскому Колумбу» Г. Шелехову, исследователю Сибири, основателю колоний на американском континенте (№ 37).
  • А в самой Америке, на углу Бродвея, Восьмой и Девятой улиц, построен самый большой магазин в мире, «так называемый «небоскреб», «последний крик» строительного искусства (№ 40).
  • А в Петербурге 12 ноября случилось наводнение. «И какое наводнение! После знаменитой катастрофы 7 ноября 1824 года, воспетой Пушкиным в «Медном всаднике», наш «Петрополь» еще ни разу не погружался в воду так глубоко, как нынче!» (№ 47). Отчет об этом рекорде (с восклицательными знаками) сопровождается фотографиями.

Одновременно, в каждом номере, «Нива» ведет культурнообиографическую летопись: артист В.А. Шемаев, писатели В.А. Тихонов (который печатается в журнале), В.Г. Короленко, Л.Н. Толстой (большая публикация к его 755-летию), вице-адмирал Н.И. Скрыдлов, психиатр В.М. Бехтерев, сербский король Петр I, и т.д. и т.д. За время существования «Нивы» в ней было опубликовано около 25000 биографических очерков.

Тридцать четвертый год издания журнала был годом двухсотлетия Петербурга. Этот юбилей в «Ниве» отмечен достойно, но без лишнего шума и праздничного грома. № 19 (выдан 10 мая 1903 г.) полностью посвящен дате — с подробным очерком об основании города и петербургскими уличными типами первой половины века девятнадцатого. Потом «Нива» напечатала отчет о торжествах (№ 20–21) — и вернулась к привычной структуре и тематике.

Адольф Федорович Маркс. Фотография начала 1900-х годов

Адольф Федорович Маркс. Фотография начала 1900-х годов

Читая популярный журнал столетней давности, мы словно смотрим в окошко на неспешно текущую иную жизнь. Этот мир предстает познаваемым и очеловеченным: в спокойном движении науки к вершинам прогресса, в неспешном познании прошлого, в ритме восшествий на престол, культурных юбилеев и заслуженных смертей, сопровождаемых прочувствованными некрологами. Многие «нивские» заметки не подписаны. В этих текстах говорит не автор, а время — уютный ХIХ век, который с доброй улыбкой смотрит на прошлое и верит в будущее.

«О эти годы, когда Фигнер (известный тенор, солист Мариинского театра – И.С.) терял голос и по рукам ходили его двойные карточки: на одной половинке он поет, а на другой затыкает уши; когда «Нива», «Всемирная новь» и «Вестники иностранной литературы», бережно переплетаемые, проламывали этажерки и ломберные столики, составляя надолго фундаментальный фонд мещанских библиотек! Сейчас нет таких энциклопедий науки и техники, как эти переплетенные чудовища. Но эти «Всемирные панорамы» и «Нови» были настоящим источником познания мира. Я любил «смесь» о страусовых яйцах, двухголовых телятах и праздниках в Бомбее и Калькутте, и особенно картины, большие, во весь лист: малайские пловцы, скользящие по волнам, величиной с трехэтажный дом, привязанные к доскам, таинственный опыт господина Фуко: металлический шар и огромный маятник, скользящий вокруг шара и толпящиеся кругом серьезные господа в галстуках и с бородками. Мне сдается, что взрослые читали то же самое, что и я, то есть главным образом приложения, необъятную, расплодившуюся тогда литературу приложений к «Ниве» и проч. Интересы наши вообще были одинаковы, и я семи-восьми лет шел в уровень с веком», — попрощается с эпохой О. Мандельштам в «Шуме времени» (1923) в нерасчленимой «смеси» иронии и ностальгии. Через столетие эти времена видятся как потерянный рай.

Адольф Федорович Маркс умер внезапно 22 октября 1904 года. До конца дней он плохо говорил по-русски, но сделал для русской культуры больше, чем многие записные патриоты. В одном из некрологов он был назван «генералом издательской армии». Свободных средств, коллекций и драгоценностей у него не оказалось, практически все было вложено в дело. «Кровью и потом добыт успех «Нивы» и только эти стены знают, сколько я провожу бессонных ночей за работою, сколько я вкладываю в мое дело личного труда…», — воспроизводил его кабинетный монолог современник. Осиротевшая «Нива», тем не менее, продолжалась до декабря 1917 года и погибла одновременно с большинством старых изданий.

По приблизительным подсчетам за без малого пятьдесят лет было выпущено двести миллионов журнальных номеров и пятьдесят миллионов приложений. Число подписчиков Маркса исчислялось двумя миллионами. Утверждали, что за все время издания журнал ни разу не опоздал с выходом. Издания Маркса и через столетие — существенная часть репертуара петербургских букинистических магазинов. Место Адольфа Маркса на сегодняшней книжной ниве вакантно.






С этой книгой обычно покупают:

Червяки-поводыри (компакт-кассета)

Голуби и Безумные Кашевары
Червяки-поводыри (компакт-кассета)

Альбом группы «Голуби и Безумные Кашевары» на компакт-кассете.

Цена: 200
Движение в Пшемысль

Павел Домбровский
Движение в Пшемысль

Книга, впервые выпущенная творческим объединением «Утроворту» в 2015 году. Включает в себя стихи Павла Домбровского в авторском оформлении.

Цена: 200

все книги


Это интересно:


Библиотека верстальщика: Использование сносок в книжном дизайне

Библиотека верстальщика: Использование сносок в книжном дизайне

Традиционно сноски, предлагающие дополнительную информацию к определенным фрагментам текста, располагаются на той же странице, что и сам уточняемый фрагмент. Логика сносок в этом и состоит — быть неким примечанием, вставленным по ходу изложения в основной текст и служащим дополнением к нему.

Подробнее

Д. Максимов — исследователь поэзии и человек поэзии

Д. Максимов — исследователь поэзии и человек поэзии

Представляем статью о российском литературоведе, поэте, докторе филологических наук Дмитрии Евгеньевиче Максимове. Статья вошла в книгу И. Альми "Внутренний строй литературного произведения".

Подробнее

читать весь издательский блог



Библиотека текстов поэзии и прозы:


Наталья Тованчева: БЕСКРЫЛЫЙ  АНГЕЛ

Наталья Тованчева: БЕСКРЫЛЫЙ АНГЕЛ

Наталья Григорьевна Тованчева — академик Международной академии телевидения и радио, заслуженный журналист Кубани, директор ГТРК «Кубань», обладатель орденов «Звезда мецената» и «Слава нации». Автор книги рассказов «Очень всякая жизнь».

Подробнее

Евгения Онегина: СЛОВА

Евгения Онегина: СЛОВА

Евгения Онегина — это не псевдоним. Поэт, лауреат международной премии имени Сергея Есенина, музыкант, композитор, автор песен. С 2012 года публикуется в поэтических сборниках «Антология Сетевой Поэзии» и «Антология Сетевой Литературы» петербургского издательства “Скифия”. В настоящее время проживает в Москве. Книга «Слова» — первая отдельная книга писателя. Официальный сайт: www.onegina.net

Подробнее

в меню всей библиотеки текстов