(812) 575-25-66 | skifiabook@mail.ru
   

КОРЗИНА
Мои заказы

Ваша корзина пуста

Книжный интернет-магазин

Каталог книг в продаже



data-yashareQuickServices='vkontakte,facebook,twitter,lj,friendfeed'>
Мейерхольд. Роман с советской властью

Золотницкий Д.
Мейерхольд. Роман с советской властью

ISBN:5-7784-0064-0
Издательство:Аграф
Cерия:Волшебная флейта
Город, год:Москва, 1999
Формат:Стандартный книжный мм.
Тип переплета:Твердый переплет
Количество страниц:384 стр.
Тираж:3500 экз.

Тираж книги временно закончен

Книга видного российского театроведа содержит некоторые новонайденные материалы о позициях великого режиссера, предлагает неожиданную трактовку уже известных его находок. Здесь — выступление Мейерхольда против `ленинцев` в 1917 году; его хождение во власть после революции и революционная практика на театре; трагический финал — расправа над художником, когда все революционное стало страшить оккупантов собственной страны.

Написанная ярко и увлекательно, книга предназначена для широкого круга читателей.

Всеволод Мейерхольд. История жизни

Мейерхольд оказался среди тех деятелей русского искусства, которые намеренно закрывали глаза и затыкали уши, с бурным восторгом принимая кровожадную жестокость большевистского террора. Его, как и их, не смущало, что вчерашних друзей расстреливали по ложным обвинениям и без оных, не огорчали разруха и голод, одичание страны.

Всеволод Мейерхольд. История жизни

Всеволод Мейерхольд. История жизни

Карась любит, когда его жарят в сметане
Старая поваренная книга

Председателю Совета Народных Комиссаров СССР В.М.Молотову
от Мейерхольда-Райх Всеволода Эмильевича

ЗАЯВЛЕНИЕ

…“Вот моя исповедь, краткая, как полагается за секунду до смерти. Я никогда не был шпионом. Я никогда не входил ни а одну из троцкистских организаций (я вместе с партией проклял Иуду Троцкого). Я никогда не занимался контрреволюционнной деятельностью... Меня здесь били — больного шестидесятишестилетнего старика, клали на пол лицом вниз, резиновым жгутом били по пяткам и по спине, когда сидел на стуле, той же резиной били по ногам (сверху, с большой силой) и по местам от колен до верхних частей ног. И в следующие дни, когда эти места ног были залиты обильным внутренним кровоизлиянием, то по этим красно-синим-желтым кровоподтекам снова били этим жгутом, и боль была такая, что казалось на больные чувствительные места ног лили крутой кипяток (я кричал и плакал от боли). Меня били по спине этой резиной, меня били по лицу размахами с высоты”.

Из обвинительного заключения:

“В 1934-1935 гг. Мейерхольд был привлечен к шпионской работе. Являясь агентом английской и японской разведок, вел активную шпионскую работу, направленную против СССР… Обвиняется в том, что является кадровым (?) троцкистом, активным участником троцкистской организации, действовавшей среди работников искусства”...

На основании этих обвинений Военная коллегия Верховного суда СССР в закрытом судебном заседании, состоявшемся 1 февраля 1940 года, приговорила Всеволода Мейерхольда к расстрелу. На следующий же день — 2 февраля — приговор был приведен в исполнение в подвале здания на Лубянке. Стреляла группа новобранцев НКВД — малограмотных парней “из простого народа”, никогда и не слышавших ни о каком Мейерхольде. По иронии судьбы это были те, для кого Всеволод Мейерхольд искал пути создания нового революционного народного театра.

Этими леденящими душу документами, подведен итог удивительной жизни гениального режиссера, Мастера, чародея Театра, признанного во всем мире, который, по словам Евгения Вахтангова, “дал корни театру будущего”.
А начало трагедии уводит в 1917 год, когда Всеволод Мейерхольд безоговорочно принял большевистский переворот и в компании с поэтами Блоком, Маяковским, Ивневым и художником Натаном Альтманом явился в Смольный, чтобы заявить о своей готовности сотрудничать с новой властью. Невероятно с сегодняшней точки зрения. Но и тогда такое поведение трудно было объяснить. Мейерхольду исполнилось уже 43 года, он был отцом трех взрослых дочерей, признанным апологетом “нового театра”, занимавшим с 1907 года пост главного режиссера обоих Императорских театров: драмы и оперы — Александринского и Мариинского — в Петербурге. Можно, конечно, сказать, что Мейерхольд всегда был революционером в искусстве и считал, что новая власть и революционные массы откроют новый этап в его творческих исканиях. Но Мейерхольд не страдал от непризнания. Именно на Императорской сцене он воплощал свои наиболее новаторские идеи и, заметим, никогда не встречал противодействия со стороны Дирекции Императорских Театров... Он воевал на диспутах, выпускал театральный журнал, поражал головокружительными постановочными экспериментами, а в день падения дома Романовых показал свою последнюю работу на Императорской сцене — лермонтовский “Маскарад” — спектакль мистический, таинственный, страшный, как дурное предзнаменование, и щемяще прекрасный, хрупкий, романтичный...

Мейерхольд оказался среди тех деятелей русского искусства, которые намеренно закрывали глаза и затыкали уши, с бурным восторгом принимая кровожадную жестокость большевистского террора. Его, как и их, не смущало, что вчерашних друзей расстреливали по ложным обвинениям и без оных, не огорчали разруха и голод, одичание страны. Свою задачу он теперь видел в том, чтобы средствами революционного агитационного театра помогать новой власти. В 1918 году он вступил в РСДРП /б/ и возглавил ТЕО — Театральный отдел Наркопросса. Ощутив себя этаким театральным диктатором от большевизма, Мейерхольд объявил “Театральный Октябрь”, надел кожаную тужурку и такую же кепку набекрень, прицепил парабеллум и потребовал от всех театральных деятелей следовать по его пути. Тем, кто не захочет или не сможет, он угрожал, не более и не менее, как расстрелом.

Однако время бежало, и год от года становилось все яснее, что произошло какое-то трагическое недоразумение: послереволюционная жизнь покатилась в направлении противоположном ожиданиям. Народные массы — “поколение победителей” — не понимали и не принимали театр Мейерхольда с его усложненной условностью. Руководители искусства, которое, как известно, “принадлежит народу”, от имени этого “народа” наставляли Мастера, что ставить и как ставить... Помещения у театра не было. Строительство нового здания, которое должно было подняться на Триумфальной площади, с места не двигалось. Наступил 1930 год.

Весной после провала спектакля по пьесе В.Маяковского “Баня”, Театр имени Мейерхольда выехал на гастроли за границу. Первым городом, где предстояло продемонстрировать достижения театрального искусства страны Советов, был Берлин. В этом городе Мейерхольда сразу постигли два удара: сообщение о самоубийстве Маяковского и встреча с великим русским актером Михаилом Александровичем Чеховым, незадолго до этого покинувшим СССР.

На свидание с Михаилом Чеховым Мейерхольд, имевший, возможно, тайное поручение уговорить артиста вернуться на родину, отправился со своей женой, актрисой его театра Зинаидой Райх. Как вспоминал потом Михаил Чехов, он сказал Мейерхольду: “Вам не надо возвращаться в Москву, вас там погубят”. Услышав это, Мейерхольд растерялся, но Зинаида Райх набросилась на Чехова, выкрикивая: “Подлость! Провокация! Мы этого не потерпим!..” Многие из тех, кому стало известно о разыгравшемся скандале, осуждали Райх, объясняя ее поведение узостью и прямолинейностью ее ума, а также не вполне корректными связями с Лубянкой. Но если вспомнить, что у Райх в Москве остались двое детей от брака с Сергеем Есениным, родители, сестра с сыном, а у Мейерхольда — две дочери и внуки, истерическую реакцию Зинаиды Николаевны можно истолковать и по-иному. (О, если бы тогда она могла только предположить, что через девять лет ее всемирно прославленного мужа арестуют и убьют на Лубянке, что муж ее дочери окажется в тюрьме, а Татьяна Есенина примчится в Москву с ребенком на руках искать спасения, что мужа ее сестры расстреляют, а сестра повесится, что, наконец, ее саму зарежут в ее квартире бандиты из НКВД... О, если бы знать!!! Но этого никому не дано).

читать дальше




Это интересно:


Издание современной поэзии

Издание современной поэзии

В 2008 году в нашем издательстве был запущен спец. проект — книжная серия "Скифия: антология сетевой поэзии". Эта многотомная антология современной поэзии была призвана дать возможность современным авторам найти свою аудиторию.

Подробнее

Наши книги: Наталья Тованчева "Очень всякая жизнь"

Наши книги: Наталья Тованчева "Очень всякая жизнь"

Почти все рассказы Натальи выстроены в классическом «о'генриевском» духе, когда сюжетная, она же эмоциональная развязка наступает в последнем абзаце. Это придает любому, даже самому небольшому тексту характер шкатулки «с секретом», держа которую в руках ты понимаешь, что внутри нее сокрыта тайна.

Подробнее


Рекомендуем обратить внимание на книги:


День от субботы

Кот Басё
День от субботы

Поэт Кот Басё (Светлана Лаврентьева) и фотограф Дина Беленко предлагают вам ключи от дней и миров, в каждом из которых можете быть и Вы.

Цена: 690
Под покровом взгляда

Колотаев В.
Под покровом взгляда

Офтальмологическая поэтика кино и литературы

В книге изучается визуальная природа символического языка искусства кинематографа и литературы с позиции офтальмологической теории речевой деятельности. Эта концепция утверждает, что восприятие и порождение эстетической реальности сопряжено с эмоциональными расстройствами психического аппарата и органов чувств — слуха и зрения — при контакте с труднообъяснимой действительностью, вследствие попыток субъекта преодолеть конфликт идентичности и определить свое место в социокультурном дискурсе.

Цена: