Корзина
(812) 575-25-66 | skifiabook@mail.ru
   

Библиотека редактора: Использование буквы «ё» в книгах

Библиотека редактора: Использование буквы «ё» в книгах


 

И ещё раз о букве Ё

Кандидат филологических наук Н. Еськова

Непростая судьба выпала на долю буквы Ё. Долгие годы про неё не вспоминали, словно забыли про её существование. И, как всегда бывает в таких случаях, борцы за возвращение седьмой буквы алфавита порой перегибают палку: бездумное употребление буквы Ё может исказить смысл текста.

На самом деле в имеющихся «Правилах русской орфографии и пунктуации» приводятся необходимые уточнения, где говорится, что кроме текстов с последовательно употребляемым знаком ударения (к которым относятся, в частности, заголовочные статьи большинства словарей и энциклопедий и тексты, предназначенные для изучающих русский язык как неродной) буква ё должна последовательно употребляться в текстах, адресованных тем, кто ещё недостаточно владеет навыками чтения: в учебных и художественных произведениях для детей младших возрастов. В одном из примечаний специально оговорено, что любой автор вправе печатать свои материалы, последовательно употребляя букву ё.

Но для основной массы текстов правилами сохраняется выборочное употребление ё. Рекомендации сведены к трём пунктам:

1) для обеспечения правильного опознания слова (всё, нёбо),

2) для указания правильного произношения слова (сёрфинг, твёрже),

3) в собственных именах (Конёнков, Олёкма), о чём уже сказано выше.

В правилах уточнено, что в части случаев, относящихся к первым двум пунктам, ё употребляется для указания места ударения в слове: узнаём (чтобы отличить от узнаем), приведённый (чтобы предупредить неправильное ударение приведенный).

Буква ё как знак ударения часто выступает и в собственных именах. Сюда относится пример с названием Фалёнки, приведённый А. В. Суперанской в статье «Вновь о букве Ё» (см. «Наука и жизнь» № 1, 2008 г.). Много таких случаев в написании фамилий (именно для указания ударения нужна буква ё в таких фамилиях, как Дежнёв, Кошелёв, Чебышёв).

Если печатные органы будут строго придерживаться правил, утверждённых в 1956 году и подтверждённых новым справочником (с добавлением разрешения последовательно употреблять ё по желанию автора), не должно возникать никаких казусов.

Необходимо обосновать, почему новые правила не вводят последовательное употребление буквы ё для всех текстов. В предыдущей моей статье (см. «Наука и жизнь» № 4, 2000 г.) объяснялось, что овладевший процессом чтения читатель не испытывает затруднений при чтении книг, в которых буква ё употребляется только в сформулированных действующими правилами необходимых случаях. Предвижу возражение: зачем же «экономить», ведь маслом каши не испортишь, не лучше ли, не мудрствуя лукаво, писать всегда все слова с буквой ё? Постараюсь показать, что введение обязательного употребления ё для всех текстов таит в себе опасность... для русской культуры.

В передовых рядах «борцов» за букву ё оказалась «Литературная газета». И в первом же номере за 2004 год, в котором было объявлено, что отныне газета печатается с ё, она продемонстрировала, в чём заключается эта «опасность». Приведена такая цитата из Державина: «...Проходят годы, дни, рёв морь и бурей шум...» О том, что у авторов XVIII—XIX веков мог быть только рев, свидетельствуют приведённая А. В. Суперанской рифма присмирев — рев из «Полтавы» и другие пушкинские рифмы: напевом — ревом («Послание к Галичу»), присмирев — рев — гнев («Обвал»), гнева — рева («Езерский»). Можно привести ещё много таких примеров из произведений поэтов того времени.

Как сказано в статье А. В. Суперанской, академик В. В. Виноградов при обсуждении правила об обязательном написании буквы ё «очень осторожно подходил к введению этого правила, обращаясь к поэзии XIX века». Приведены его слова: «Мы не знаем, как поэты прошлого слышали свои стихи, имели ли они в виду формы с ё или с е».

Во многих случаях мы это знаем на основании рифм, например: совершенно — непринужденно, окровавленный — нетленный, утомленный — блаженной, возвращенный — смиренный, слезным — любезным, смущенный — отменной, усыпленный — блаженный, умиленным — бесценным («Евгений Онегин»), раскаленной — вселенной («Анчар»). Можно привести ещё очень много таких примеров не только из А. С. Пушкина, но и из других авторов XVIII—XIX веков.

И те слова и формы, произношение которых нельзя установить на основании рифм, мы не имеем права передавать в печати с буквой ё, руководствуясь современными нормами. Введя «обязательное» ё как общее правило, мы не убережём тексты наших классиков от варварской модернизации.

В то же время действующие правила, если их последовательно и внимательно придерживаться, снимают большую часть «трудностей».

Конечно, правила о букве ё нуждаются в ещё более детальных разъяснениях, чем это сделано в новом справочнике. Очень полезен был бы специальный словарь тех слов и грамматических форм, написание которых с буквой ё обязательно или желательно. В этот словарь целесообразно включить также те слова и формы, которые для облегчения чтения и правильного понимания текста следует печатать со знаком ударения. Среди них должны занять большое место имена собственные.

(информация с сайта gramota.ru)

 


Из истории вопроса

Прижизненное издание с последовательным употреблением буквы ё,
отражающее традиционное (старомосковское) произношение имени Л. Н. Толстого (Лёв)
 

Переход е в о произошел (первые свидетельства его появляются в древнерусских текстах уже в XII в.), однако никаких специальных букв для обозначения появившихся в результате этого изменения сочетания <jo> и <о> после мягких согласных, имеющих твердые пары, не было. Наши предки на протяжении нескольких столетий обходились буквами о и е (писали, например, пчолы и мед, хотя в обоих словах произносили [о]).

Только в XVIII веке в практику вошло буквенное сочетание iо: мioд, ioж, всio, реже использовалось сочетание ьо. Однако они не прижились по вполне понятным причинам: употребление буквенных сочетаний, функционально эквивалентных буквам, мало свойственно русскому письму. В самом деле, сочетания <jа> и <а> после мягких согласных обозначаются одной буквой — я (яма, мята), <jэ> и <э> после мягких — буквой е (едва, лень), <jу> и <у> после мягких — буквой ю (юг, ключ). Очевидно, что для обозначения <jo> и <о> после мягких русскому письму тоже нужен один знак, а не сочетание знаков. И в самом конце XVIII века в качестве такого знака Е. Р. Дашковой и Н. М. Карамзиным была предложена буква ё.

Но буква ли это? Ответ неочевиден. За 200 лет существования ё в русском письме мнения высказывались полярные. Так, в статье 1937 года А. А. Реформатский писал: «Есть ли в русском алфавите буква ё? Нет. Существует лишь диакритический значок «умлаут» или «трема» (две точки над буквой), который употребляется для избежания возможных недоразумений...»

Что же «не так» в начертании знака ё, что не только многие пишущие избегают его употребления, но и даже некоторые лингвисты отказывают ему в праве считаться буквой (в то время как ни у кого не вызывает сомнений, что, например, щ — это самостоятельная буква, а не «ш с хвостиком»)? Неужели все эти люди — сплошь «лоботрясы» и «разгильдяи», как утверждают «ёфикаторы», или причины гораздо глубже? Этот вопрос стоит того, чтобы над ним поразмыслить. 

Малоизвестный факт: предложение Е. Р. Дашковой и Н. М. Карамзина отнюдь не означало, что поиски знака, который мог бы стать буквенной парой к о, прекращены. В XIX – XX вв. вместо ё в разное время предлагались буквы ö, ø (как в скандинавских языках), ε (греческий эпсилон), ę, ē, ĕ (последние два знака предлагались уже в 1960-е) и др. Если бы какое-то из этих предложений было утверждено, слово мёд мы бы сейчас писали как мöд, или мøд, или мεд, или мęд, или мēд, или мĕд, или еще как-нибудь иначе.
Обратим внимание: предлагавшиеся буквы создавались в некоторых случаях на основе о (т. к. шел поиск буквенной пары к о), но чаще — на основе е, что неудивительно: ведь звук, для которого ищется буква, происходит именно из е. Возникает вопрос: в чём был смысл подобных поисков, чем авторов этих предложений не устраивало начертание ё? Ответ на этот вопрос и приведет нас к пониманию одной из главных причин, по которым буква ё в сознании носителей языка не воспринимается как обязательная.

В 1951 году А. Б. Шапиро писал:

«...Употребление буквы ё до настоящего времени и даже в самые последние годы не получило в печати сколько-нибудь широкого распространения. Это нельзя считать случайным явлением. ...Самая форма буквы ё (буква и две точки над ней) представляет собой несомненную сложность с точки зрения моторной деятельности пишущего: ведь написание этой часто употребляемой буквы требует трех раздельных приемов (буква, точка и точка), причем нужно каждый раз следить за тем, чтобы точки оказались симметрично поставленными над знаком буквы. ...В общей системе русского письма, почти не знающего надстрочных знаков (у буквы й надстрочный знак проще, чем у ё), буква ё составляет весьма обременительное и, видимо, поэтому не вызывающее к себе симпатии исключение».

Теперь еще раз обратим внимание на знаки, предлагавшиеся в функции буквенной пары к о и создававшиеся на основе буквы е: ę, ē, ĕ (в 1892 г. И. И. Паульсоном предлагался и такой весьма экзотический знак, как е с кружочком наверху). Становится понятно: шел поиск такого буквенного знака, который, с одной стороны, подчеркивал бы родство с е, а с другой – требовал не трех, а двух раздельных приемов (как при написании й), т. е. был бы более удобен для пишущего. Но несмотря на то, что по начертанию почти все предлагавшиеся знаки удобнее ё, они так и не смогли заменить уже вошедшую в употребление букву. Вряд ли можно ожидать и введения какой-либо новой буквы вместо ё в будущем (по крайней мере, в обозримом будущем),

А между тем многочисленные неудобства буква ё не одно десятилетие доставляла не только пишущим, но и печатающим. Сначала — машинисткам, по той простой причине, что соответствующей клавиши на машинках долгое время не было. В учебнике Е. И. Дмитриевской и Н. Н. Дмитриевского «Методика преподавания машинописи» (М., 1948) читаем: «На клавиатурах большинства работающих в настоящее время в СССР пишущих машин нет... буквы "ё"... Знак приходится составлять... из буквы "е" и кавычек». Машинисткам, таким образом, приходилось прибегать к нажатиям трех клавиш: буквы е, возврата каретки, кавычек. Естественно, симпатии к ё это не добавляло: машинистки выработали привычку замещать сложное составное нажатие на простое в виде буквы е и сохранили ее впоследствии, уже после появления ё на клавиатуре пишущих машин.
Особого внимания требовала буква ё и с наступлением компьютерной эпохи. В разных раскладках ё занимает разное место (зачастую — неудобное), на некоторых клавиатурах, выпускавшихся на заре компьютерной эры, она вообще не была предусмотрена, иногда напечатать букву можно было только с помощью специальных символов текстового редактора.

Итак, сложилась следующая ситуация, которую мы предлагаем читателям осознать в полной мере: в функции буквенной пары к о в нашем алфавите закрепилась (несмотря на неоднократные предложения о введении другого, более удобного знака) буква, которая несвойственна по своему начертанию для русского письма, осложняет его, требует от пишущих и печатающих повышенного внимания и дополнительных усилий. Тем самым носители языка фактически оказались перед выбором из двух зол: не обозначать на письме сочетания <jo> и <o> после мягкого согласного — плохо: облик слов искажается, правильное произношение не отражается на письме, пишущий, облегчая себе задачу, тем самым усложняет ее читателю. Но и обозначать эти сочетания буквой ё — тоже плохо: в этом случае трудности испытывают уже оба — и пишущий (печатающий), и читатель, которому приходится спотыкаться о нехарактерные для русского письма надстрочные знаки (в том, что диакритика доставляет существенный дискомфорт при чтении, можно убедиться, открыв любую книгу с последовательно поставленными знаками ударения — букварь или учебник для иностранцев).

Но надо признать, что первое из этих «зол» далеко не всегда является таким уж злом, поскольку в большинстве случаев ненаписание ё не приводит к существенным проблемам при чтении; грамотный человек вряд ли ошибется и прочитает слово, которое вы только что правильно прочитали, как оши[б’э]тся. По словам Н. С. Рождественского, «терпимость орфографии к возникающим вследствие отсутствия буквы ё орфограммам объясняется тем, что таких орфограмм немного». Именно поэтому носители языка и предпочитают последовательно уворачиваться от «зла» второго — неудобной диакритики (даже в тех случаях, когда ошибки при чтении все-таки возможны). Можно ли объяснять это исключительно «безалаберностью» пишущего, «равнодушием» его к языку? По нашему мнению, такие заявления никоим образом не вскрывают истинных причин своеобразной судьбы ё в русском языке. «Показательно, что, несмотря на всю обоснованность употребления ё, оно до сих пор не может завоевать себе места в нашей орфографии, — писал в 1960 году А. Н. Гвоздев. — Очевидно, практические требования не осложнять письмо берут верх над теоретическими мотивами относительно систематичности и последовательности письменного обозначения фонем».

За более чем двухсотлетнюю историю буквы ё был только один короткий период, когда она считалась обязательной. 24 декабря 1942 года был обнародован приказ наркома просвещения РСФСР В. П. Потёмкина «О применении буквы “ё” в русском правописании». Этот приказ вводил обязательное употребление ё в школьной практике («во всех классах начальных, неполных средних и средних школ»). Речь в приказе шла также о последовательном применении ё во всех вновь выходящих учебниках, учебных пособиях и книгах для детского чтения, об обстоятельном изложении правил употребления ё в школьных грамматиках русского языка, а также об издании школьного справочника всех слов, в которых употребление ё вызывает затруднения. Такой справочник под названием «Употребление буквы ё» был выпущен в 1945 году (сост. К. И. Былинский, С. Е. Крючков, М. В. Светлаев под ред. Н. Н. Никольского). До этого, в 1943 году, справочник был издан на правах рукописи.

Инициативу издания приказа (и вообще проявления внимания к букве ё в 1942 году) молва приписывает Сталину: будто бы всё началось с того, что на подпись вождю принесли постановление о присвоении генеральского звания нескольким военным. Фамилии этих людей в постановлении были напечатаны без буквы ё (иногда называют даже фамилию, которую невозможно было прочитать: Огнев или Огнёв). Легенда гласит, что Сталин тут же в весьма категоричной форме изъявил свое желание видеть ё на письме и в печати.
Разумеется, это всего лишь легенда, но в нее верится: подобный вопрос вряд ли мог быть решен без ведома «в языкознанье знающего толк» вождя. Внезапное появление ё в номере газеты «Правда» от 7 декабря 1942 года, где было опубликовано то самое постановление, нельзя объяснить иначе, как строжайшим указанием свыше (в предыдущем номере, от 6 декабря, этой буквы не было и в помине).

Современные «ёфикаторы», с придыханием говорящие о постановлении 1942 года и твердой воле вождя, который в суровые военные годы железной рукой положил конец «орфографическому разгильдяйству», обычно с сожалением констатируют, что процесс внедрения в печать и в письмо буквы ё сошел на нет через несколько лет после смерти Сталина. Из этого напрашивается вывод, что при жизни вождя о факультативности ё никто и не смел помышлять. Но это неправда. Дискуссия о целесообразности применения ё возобновилась еще до марта 1953 года. Выше мы привели слова А. Б. Шапиро о сложности, которую представляет ё для пишущего, сказанные в 1951 году. А в 1952 году увидело свет 2-е издание «Справочника по орфографии и пунктуации для работников печати» К. И. Былинского и Н. Н. Никольского.

В книге черным по белому написано:

«Букву ё в печати обычно заменяют буквой е. Рекомендуется обязательно употреблять ё в следующих случаях: 1) Когда необходимо предупредить неверное чтение слова, например: узнаём в отличие от узнаем; всё в отличие от все, вёдро в отличие от ведро; совершённый (причастие) в отличие от совершенный (прилагательное). 2) Когда надо указать произношение малоизвестного слова, например: река Олёкма. 3) В словарях и орфографических справочниках, в учебниках для нерусских, в книгах для детей младшего школьного возраста и в других специальных видах литературы».

Практически слово в слово эти три пункта повторяются в «Правилах русской орфографии и пунктуации» 1956 года. Таким образом, действующими правилами правописания последовательное употребление буквы ё в обычных печатных текстах не предусмотрено. Понимая всю сложность выбора из двух зол (о котором мы говорили выше), лингвисты нашли золотую середину: если от непостановки двух точек облик слова искажается — букву ё пишем (пусть диакритика неудобна, но предупредить неверное чтение слова важнее). Если же ненаписание ё к ошибкам при чтении не приводит, вполне допустима замена ё на е. Т. е. правило (подчеркиваем, официально действующее до сих пор) предусматривает написание в обычных текстах лед, мед, елка (эти слова невозможно не распознать даже без ё), но всё (чтобы отличить от все) и Олёкма (чтобы указать правильное произношение малоизвестного слова). И лишь в нормативных словарях русского языка, а также в текстах, предназначенных для тех, кто только овладевает навыками чтения на русском языке (это дети и иностранцы), написание ё обязательно.

Если бы правило было чуть более подробным и регламентировало последовательное написание ё в собственных именах (где возможны варианты: Чернышев или Чернышёв) и если бы оно строго соблюдалось, то вполне возможно, что в наши дни не было бы баталий с «ёфикаторами», употребление ё не обросло бы мифами и домыслами, а эту статью не пришлось бы писать. Однако привычка оказалась сильнее: буква ё и после 1956 года заменялась на е, слова всё и все писались одинаково. Именно в этом ряд лингвистов видят главный недостаток существующего правила: на практике оно трудно осуществимо.

Уже в 1963 году, спустя всего восемь лет после принятия правил, А. А. Сиренко отмечал:

«Рекомендованное “Правилами русской орфографии и пунктуации” написание ё с целью установления различий между словами и их формами не соблюдается даже в самых необходимых случаях. Проявляется сила инерции в орфографии: там, где буква ё не обозначается в силу необязательности, она не обозначается и вопреки явной необходимости».

Именно поэтому дискуссия о букве ё продолжилась. И после 1956 года неоднократно рассматривалось предложение заменить правило другим: о последовательном употреблении ё во всех текстах. В разное время лингвистами приводились разные доводы за введение такого правила и против него.

Вот основные аргументы «за»:

1. Последовательное написание ё обеспечивало бы указание на правильное произношение слов с <о> после мягких согласных в ударном положении. Оно предупредило бы такие ошибки, как афёра, гренадёр, опёка (правильно: афера, гренадер, опека) — с одной стороны и белесый, издевка (правильно: белёсый, издёвка) — с другой. Обеспечивалось бы указание на правильное произношение собственных имен (иноязычных и русских) — Кёльн, Гёте, Конёнков, Олёкма, а также малоизвестных слов — фён (ветер), гёз (в Нидерландах в XVI в.: повстанец, выступающий против испанской тирании).

2. При последовательном употреблении ё письменный облик всех слов, включающих фонему <о> после мягких согласных в ударном слоге, содержал бы указание на место ударения. Это предупредило бы такие речевые ошибки, как свекла́́, нега́шеная известь (правильно: свёкла, негашёная известь) и т. д.

3. Обязательное употребление ё облегчало бы чтение и понимание текста, различение и узнавание слов по их письменному облику.

Однако и аргументов против обязательного ё немало, при этом они вовсе не исчерпываются констатацией неудобства этой буквы для пишущих, печатающих и читающих. Вот какие еще контрдоводы приводились лингвистами:

1. В тех случаях, когда произношение вызывает сомнение, требование последовательно употреблять ё привело бы к большим трудностям в практике печати. Очень нелегко (а в ряде случаев и невозможно) было бы решить вопрос о написании ё или е при издании текстов многих авторов XVIII—XIX вв. По свидетельству А. В. Суперанской, академик В. В. Виноградов при обсуждении правила об обязательности ё обращался к поэзии XIX века: «Мы не знаем, как поэты прошлого слышали свои стихи, имели ли они в виду формы с ё или с е». В самом деле, можем ли мы с уверенностью сказать, как звучали во времена Пушкина его строки из поэмы «Полтава»: Тесним мы шведов рать за ратью; // Темнеет слава их знамен, // И бога брани благодатью // Наш каждый шаг запечатлен? Знамен — запечатлен или знамён – запечатлён? По-видимому, знамен — запечатлен, но точно мы этого уже не узнаем. Поэтому введение обязательного ё в практике печати потребовало бы особых правил для изданий авторов XVIII—XIX вв. Но насколько можно было бы гарантировать их выполнение при массовости таких изданий?

2. Обязательное употребление ё осложнило бы школьную практику: внимание учителей было бы постоянно направлено на проверку наличия «точек над е», непостановку точек приходилось бы считать за ошибку.

Выше мы не случайно назвали правило, зафиксированное в своде 1956 года, «золотой серединой». Если подытожить аргументы «за» обязательное написание ё и «против», можно увидеть, что при условии строгого соблюдения существующего правила сохраняется почти всё ценное, что дает предложение о последовательном употреблении ё и вместе с тем не возникает связанных с таким употреблением трудностей. В этом — главное преимущество существующего правила.

 


Печать книг по требованиюПечать книг по требованию (Book On Demand) способ печати книг по мере необходимости и малыми тиражами. От одного экземпляра. С выплатой автору гонорара. ► подробнее

 






Как издать свою книгу?

издательство Скифия, издание книгИздательство «Скифия» выполняет заказы на издание книг от организаций и авторов, издающих свои произведения на собственные средства. Многолетний опыт работы, своя издательская и полиграфическая база, собственная отлаженная система распространения позволяют нам предложить оптимальное предложение на книгоиздательском рынке услуг. Мы работаем на всю Россию и Зарубежье.



Это интересно:


Рецензии на наши книги: Борис Рябинкин "Свет и Тени Живой Литературы"

Рецензии на наши книги: Борис Рябинкин "Свет и Тени Живой Литературы"

С удовольствием представляем рецензию на книгу "Листая свет и тени", вышедшую в сетевом поэтическом журнале "45-я параллель".

Подробнее

Библиотека верстальщика и дизайнера: Верстка детских книг и журналов

Библиотека верстальщика и дизайнера: Верстка детских книг и журналов

Верстка детских и юношеских книг и журналов подчинена строгим правилам. Для создания грамотной детской книги верстальщик в настоящее время обязан руководствоваться ОСТом 29.127. В этой статье мы приводим ту часть норматива, которая является важной для верстальщика и дизайнера.

Подробнее



Рекомендуем обратить внимание на книги:


Сады Армиды

Булычёва А.
Сады Армиды

Первая российская книга, посвященная французскому музыкальному театру барокко, периоду от Комического балета Королевы (1581) до последней оперы Жана Филиппа Рамо Бореады (1764), от Ренессанса до Просвещения.

Цена: тираж книги закончен
Арт-терапия в эпоху постмодерна

Копытин А. (ред.-сост.)
Арт-терапия в эпоху постмодерна

Сборник дает читателю наиболее полное представление о самых современных и наиболее перспективных направлениях арт-терапии.

Цена: тираж книги закончен