Корзина
(812) 575-25-66 | skifiabook@mail.ru
   

печать книг

Том II. Глава 04. (09)

1054—1077 г. Великий князь Изяслав Ярославич.

[Итоги правления Изяслава Ярославовича]. Монастырь Киевопечерский.

Преподобный Антоний Печерский – основатель Киево-Печерского монастыря. Церковное изображение.

Преподобный Антоний Печерский – основатель Киево-Печерского монастыря. Церковное изображение.


Нестор пишет, что Изяслав, приятный лицом и величественный станом, не менее украшался и тихим нравом, любил правду, ненавидел криводушие; что он истинно простил мятежных Киевлян и не имел ни малейшего участия в жестокостях Мстиславовых; помнил только любовь Всеволода, добровольно уступившего ему Великое Княжение, и забыл вражду его; сказал, что охотно умрет за брата, и, к несчастию, сдержал слово…

Верим похвале современника благоразумного, любившего отечество и добродетель; но Изяслав был столь же малодушен, сколь мягкосердечен: хотел престола, и не умел твердо сидеть на оном. Своевольные злодеяния сына в Киеве — ибо казнь без суда и нарушение слова есть всегда злодеяние — изъявляют, по крайней мере, слабость отца, который в то же самое время сделал его Князем Владетельным. Наконец бедствие Минска и вероломное заточение Всеслава согласны ли с похвалами Летописца?

Изяслав оставил свое имя в наших древних законах. По кончине родителя он призвал на совет братьев своих, Святослава и Всеволода, также умнейших Вельмож того времени: Коснячка, Воеводу ненавистного Киевлянам, Перенита, Никифора, Чудина и совершенно уничтожил смертную казнь, уставив денежную пеню за всякие убийства: по излишнему ли человеколюбию, как Владимир? или для сохранения людей, которые могли еще служить отечеству? или для обогащения Вирами казны Государей?

При Изяславе был основан славный монастырь Киевопечерский, и сам Нестор рассказывает достопамятные обстоятельства сего учреждения. Некто, житель города Любеча, одушевленный Христианским усердием, захотел видеть Святую гору, возлюбил житие Монахов Афонских и, постриженный в их обители, был назван Антонием. Игумен, наставив его в правилах монастырских, дал ему благословение и велел идти в Россию, предвидя, что он будет в нашем отечестве светилом Черноризцев.

Антоний возвратился еще при князе Ярославе, обходил тогдашние монастыри Российские и близ Киева, на высоком берегу Днепровском, увидел пещеру: Иларион, будучи еще простым Иереем Берестовским, ископал оную собственными руками и часто, окруженный безмолвием дремучего леса, молился в ней Богу. Она стояла уже пустая: Иларион, в сане Митрополита, пас Церковь и жил в столице. Антоний пленился красотою сего дикого уединения, остался в пещере Иларионовой и посвятил дни свои молитве.

Слух о пустыннике разнесся в окрестностях: многие люди желали видеть святого мужа; сам Великий Князь Изяслав приходил к нему с своею дружиною требовать благословения. Двенадцать Монахов, отчасти Антонием постриженных, выкопали там подземную церковь с кельями. Число их беспрестанно умножалось: Великий Князь отдал им всю гору над пещерами, где они заложили большую церковь с оградою.

Смиренный Антоний не хотел начальства: поручив новую Обитель Игумену Варлааму, уединился в пещеру, однако ж не избавился от гонения. Считая Антония другом Всеславовым, Великий Князь приказал воинам ночью схватить его и вывезти из области Киевской. Но добродетельный муж скоро возвратился с честию в любимую свою пещеру и жил в ней до самой кончины, имев удовольствие видеть Лавру Киевскую в самом цветущем состоянии.

Щедрость и набожность Ярославичей обогатили сей монастырь доходами и поместьями. Святослав дал 100 гривен, или 50 фунтов золота, на строение каменного великолепного храма Печерского, призвал художников из Константинополя и своими руками начал копать ров для основания церкви. Знаменитый Варяг Симон, Вельможа Всеволодов, подарил Антонию на украшение олтаря златую цепь в 50 гривен и венец драгоценный, наследие отца его, Князя Варяжского.

Св. Феодосий, преемник Варлаамов, заимствовал от Цареградского Студийского монастыря устав Черноризцев, который сделался общим для всех монастырей российских. Сей благочестивый Игумен завел в Киеве первый дом странноприимства и питал несчастных в темницах. Добродетель Феодосиева была столь уважаема, что Великий Князь нередко приходил беседовать с ним наедине, оставался у него обедать, ел хлеб, сочиво и с улыбкою говаривал, что роскошная трапеза Княжеская ему не так приятна, как монастырская. Любя Изяслава, Феодосий великодушно обличал виновного брата, гонителя его, в беззаконии. Святослав терпел сии укоризны, оправдывался, и когда святой муж входил в шумный дворец его, где часто гремела музыка, органы и гусли, тогда все умолкало. Лежа на смертном одре, Феодосий благословил Святослава и сына его, Глеба.

Монахи Печерские, возбуждаемые наставлением и примером своих достойных начальников, служили ревностно Богу и человечеству; некоторые из них прияли венцы Мучеников, обращая идолопоклонников: Леонтий в Ростове, Св. Кукша в земле Вятичей (в Орловской или Калужской Губернии). Самые Вельможи, отказываясь от света, искали душевного мира в Печерской Обители.

Так Варлаам, первый Игумен, сын знаменитейшего Боярина Иоанна и внук славного Вышаты, ослепленного Константином Мономахом, был пострижен Антонием. Сей юноша, плененный учением святого мужа, приехал к нему со многими Отроками, которые вели навьюченных лошадей; сошел с коня, бросил к ногам Антония свою одежду Боярскую и сказал: «Вот прелесть мира! Употреби, как тебе угодно, мое бывшее имение; хочу жить в уединении и бедности».

 


 

Марина ГеоргиеваКомментарий Марины Георгиевой:

Немного теории. О политическом порядке в этом периоде (правление Ярославичей), его сути, происхождении и последствиях очень вдумчиво, хотя и не бесспорно, рассказывает Ключевский в своих «Лекциях»:

«Вся совокупность их (князей) составляла династию, власть которой над Русской землёй всеми признавалась. Но понятия о князе как территориальном владельце, хозяине какой-либо части Русской земли, имеющем постоянные связи с владеемой территорией, ещё не заметно.

Ярославичи в значительной мере оставались ещё тем же, чем были их предки IX в., речными викингами, которых шедшие из степи опасности едва заставили пересесть с лодки на коня. Они ещё не успели вполне отрешиться от старого варяжского взгляда на себя, видели в себе не столько владетелей и правителей Русской земли, сколько наёмных, кормовых охранителей страны, обязанных «блюсти Русскую землю и иметь рать с погаными».

Корм был их политическим правом, оборона земли их политической обязанностью, служившей источником этого права, и этими двумя идеями, кажется, исчерпывалось всё политическое сознание тогдашнего князя, будничное, ходячее сознание, не торжественное, какое заимствовалось из книг или внушалось духовенством. Распри князей и вмешательство волостных городов в их дела давали им всё живее чувствовать всю непрочность политической почвы под своими ногами.

Ближайшего преемника Ярославова, великого князя Изяслава два раза выгоняли из Киева, сперва киевляне, потом собственные братья Святослав и Всеволод. Оба раза он возвращался с польской помощью. Выразительна его беседа с братом Всеволодом, когда тот, в свою очередь изгнанный из Чернигова племянниками, в горе прибежал к Изяславу в Киев. Человек добрый и простой, а потому лучше других понимавший положение дел, Изяслав говорил: «Не тужи, брат! припомни, что со мной бывало: выгоняли меня киевляне, разграбив мое имение; потом выгнали меня вы, мои братья; не блуждал ли я, всего лишённый, по чужим землям, никакого не сделав зла? И теперь не будем тужить, брат! будет нам «причастье в Русской земле» - так обоим; потеряем её - так оба же, а я сложу за тебя свою голову».

Так мог говорить не самовластец Русской земли, а наёмный служащий, не нынче-завтра ждущий себе неожиданной отставки. И Ярославичи, подобно своим предкам, вождям варяжских военнопромышленных компаний, тягались друг с другом за богатые города и волости; только теперь, составляя тесный родственный круг, а не толпу случайно встретившихся искателей торгового барыша и сытого корма, они старались заменить случайное и беспорядочное действие личной удали или личной удачи обязательным правом старшинства как постоянным правилом и считали себя блюстителями земли не по найму, уговору, а по праву или по наследственному долгу, падавшему на каждого из них по степени боевой, оборонительной годности. Эта годность детей определялась волей отца, годность братьев — степенью старшинства среди родичей»

В. О. Ключевский «Курс русской истории в 5-и ч.»  (СПб., 1904−1922 гг)

 

Марина ГеоргиеваКомментарий Марины Георгиевой:

Немного о преп. Антонии Печерском.

Его мирское имя — Антипа — называет единственный и притом относительно поздний и не слишком надежный источник — т. н. Летописец Переяславля Суздальского. Дальнейшую биографию пересказывать не буду, но расскажу о его взаимоотношениях с Изяславом. (по статье Ю.Карпова):

«По словам летописца, "ископав" новую "печеру, яже есть подъ новымь манастырем", Антоний в ней же и "сконча животъ свои, живъ в добродетели, не выходя ис печеры лет 40 никдеже". Но это, несомненно, противоречит действительности. И дело не только в том, что, поскольку преп. Антоний преставился в 1073 г., его затворничество следовало бы датировать 1033/34 г., чего никак не могло быть...

Из других источников мы определенно знаем, что Антоний далеко не всегда чуждался мирской деятельности и политических страстей, бушевавших за стенами обители. По крайней мере дважды ему приходилось вступать в конфликт с княжеской властью и покидать пещеры. В первый раз это произошло еще на заре существования обители, когда киевский князь Изяслав Ярославич прогневался на печерских старцев из-за пострижения Варлаама и Ефрема.

Как рассказывает Нестор, автор Жития преп. Феодосия, дело дошло до того, что "Антоний… и иже с ним, въземше одежда своа, отъидоша от места своего, хотяще отъити въ ину область", и лишь супруга Изяслава, полька Гертруда, сумела уговорить князя примириться с иноками и вернуть их обратно. К слову сказать, судя по Житию преп. Феодосия, Антоний поддерживал добрые отношения с супругой Изяслава в течение долгого времени, и не случайно некоторые исследователи допускают, что княгиня была его духовной дочерью.

Еще более острым оказалось второе столкновение Антония с князем Изяславом, связанное на этот раз, как можно думать, с политическими пристрастиями старца и приведшее к его временному уходу из Киева. Из Киево-Печерского патерика известно, что в 1068 г., во время нашествия половцев, трое князей Ярославичей — Изяслав, Святослав и Всеволод — накануне выступления в поход пришли к Антонию за благословением и молитвой, однако старец предсказал им поражение. И действительно, в битве на р. Альте русские войска потерпели жестокое поражение...

По-видимому, в Печерском монастыре поражение русских князей объясняли нарушением ими крестного целования: летом предыдущего года Изяслав обманом, "преступивше крест", схватил полоцкого князя Всеслава Брячиславича. 15 сентября в Киеве вспыхнуло восстание. Каково было истинное отношение к этим событиям Антония, мы не знаем, но Изяслав Ярославич позже обвинил его в поддержке Всеслава. Когда в следующем 1069 г. Изяслав вернулся в Киев его гнев обрушился и на Антония. Последнему пришлось тайно бежать из Киева: князь Святослав Ярославич Черниговский, брат Изяслава, "присла в ночь, поя Антонья Чернигову". (Уникальное известие об этом находится в летописном Сказании "о первых черноризцах печерских", помещенном в "Повести временных лет" под 1074 г.). Вероятно, в отношении Святослава к Антонию сказалось то, что последний был уроженцем г. Любеча, принадлежавшего черниговскому князю.

С именем преп. Антония печерское предание связывает начало строительства "Великой" Печерской церкви во имя Успения Пресв. Богородицы. Так, согласно Киево-Печерскому патерику, именно Антонию в благодарность за предсказанное спасение во время Альтинской битвы 1068 г. варяг Шимон (находившийся на службе у князя Всеволода Ярославича) передал золотой пояс с латинского Распятия, которым впоследствии была "размерена" Печерская церковь. Наконец, в несохранившемся Житии преп. Антония рассказывалось, что сам Антоний незадолго до кончины чудесным образом выбрал место для строительства церкви

Преп. Антоний скончался в 1073 г. Позднейший книжник сообщает о его 90-летнем возрасте: "в пещерах потрудися лет 56, поживе лет 90", однако эти цифры не внушают доверия. Погребен преподобный был в той же пещере, в которой подвизался в последние годы жизни (т. н. Ближняя, или Антониева, пещера). Однако мощи его так и не были обретены, хотя попытки обнаружить их предпринимались.

Местное почитание преподобного в Киево-Печерском монастыре началось, по-видимому, вскоре после его кончины. Однако общецерковной канонизации Антония, в отличие от его ученика Феодосия, не последовало. Время установления его церковной памяти неизвестно.

В XI или XII в. было составлено Житие преп. Антония; оно было хорошо известно еще в XIII в. (ссылки на него имеются в Киево-Печерском патерике), но уже к XVI в. оказалось утеряно, и попытки найти его не увенчались успехом. В XV в. на основе Киево-Печерского патерика и летописи было составлено проложное Житие святого, вошедшее (под датой 7 мая) в состав прологов (в том числе печатного, 1661 г.), а также Великих Миней Четьих митр. Макария. Однако оно не имеет с древним Житием ничего общего.»

А. Ю. Карпов «Люди древней Руси».

 




Рекомендуем обратить внимание на книгу:
Падение Третьего Рима.
Духовные основы возрождения Русского Православного Царства

Реформа патриарха Никона и истинные причины церковных преобразований XVII века.

книга падение третьего римаКнига «Падение Третьего Рима» буквально взрывает наши представления о церковной реформе патриарха Никона.
Автор, собрав и систематизировав факты и сведения, убедительно описывает события, произошедшие в России во второй половине XVII века, показывая, что истоки многих проблем, как церковных, так и социально-политических, коренятся в трагедии раскола Русской Церкви.

При всей серьезности исследования книга написана доступным языком и будет интересна не только специалистам, но и широкому кругу читателей. Об этом свидетельствует и интерес читателей — с 2009 по 2015 год книга выдержала уже четыре переиздания.



Как издать свою книгу?

издательство Скифия, издание книгИздательство «Скифия» выполняет заказы на издание книг от организаций и авторов, издающих свои произведения на собственные средства. Более чем 14-летний опыт работы, своя издательская и полиграфическая база, собственная отлаженная система распространения позволяют нам предложить оптимальное предложение на книгоиздательском рынке услуг. Мы работаем на всю Россию и Зарубежье.


Еще по теме:

Плен Володаря. Смерть трех Князей знаменитых.
Том II. Глава 07. (04) ► 1113—1125 г. Владимир Мономах.

Плен Володаря. Смерть трех Князей знаменитых.

Завоеванием Минска и приобретением Владимира (Волынского) Мономах утвердил свое могущество внутри Государства, но не думал переменить системы наследственных Уделов, столь противной благу и спокойствию отечества.
Усмирение Минского Князя и Новогородцев. Изгнание и бедствие Князя Владимирского. Венгры, Богемцы и Поляки в России. Их неудача.
Том II. Глава 07. (03) ► 1113—1125 г. Владимир Мономах.

Усмирение Минского Князя и Новогородцев. Изгнание и бедствие Князя Владимирского. Венгры, Богемцы и Поляки в России. Их неудача.

Владимир, одолевая внешних неприятелей, смирял и внутренних. Князь Глеб Минский, Беспокойные Новгородцы, Князь Ярослав Владимирский,

Это интересно:


Наши авторы: Кот Басё. "Обожаю дерзить и кусаться, прятаться в старый плед"

Наши авторы: Кот Басё. "Обожаю дерзить и кусаться, прятаться в старый плед"

Уход от привычной строфики во многих произведениях Кота Басё накладывает определенные требования — читатель тоже должен чувствовать ритм. Автор разрешает читателю остановиться только там, где она сама того захочет.

Подробнее

Библиотека верстальщика: Использование сносок в книжном дизайне

Библиотека верстальщика: Использование сносок в книжном дизайне

Традиционно сноски, предлагающие дополнительную информацию к определенным фрагментам текста, располагаются на той же странице, что и сам уточняемый фрагмент. Логика сносок в этом и состоит — быть неким примечанием, вставленным по ходу изложения в основной текст и служащим дополнением к нему.

Подробнее


Рекомендуем обратить внимание на книги:


Управление мировоззрением. Подлинные и мнимые ценности русского народа

Белов В.
Управление мировоззрением. Подлинные и мнимые ценности русского народа

В этой книге автор, последовательно анализируя идеологию либерализма, приходит к выводу, что любые попытки построения в России современного, благополучного, процветающего общества на основе неолиберальных ценностей заведомо обречены на провал.

Цена: тираж книги закончен
Кому нужна Великая Россия?

Азин-Соколов Г.
Кому нужна Великая Россия?

Столыпин: жизнь, реформы и русская идея

Автор свой труд называет художественной публицистикой и предлагает вместе с ним поразмышлять над судьбами и грехами России. Петровские преобразования, столыпинские реформы, социалистическая революция 1917 года, перестройка 90-х... Это биография нашей страны.

Цена: 440

Полезное: